Новый Год наоборот (Карелия 2010)
fotozerkalo_ru
Все фотографии из этой поездки можно увидеть здесь http://www.fotozerkalo.ru/index.php?ActType=texts&texts=66                                          

Новый 2010 год мы однозначно решили провести в Карелии. Прошедшим летом, при поездке на Соловки на машине, у нас отобрали права, поэтому зимнее путешествие пришлось совершить на поезде. Путевку купили через турфирму, так как в новогодние праздники просто приехать на турбазу и заселиться практически невозможно – только с помощью покупки тура. Наш тур назывался «Новый Год наоборот». Билеты на поезд Москва-Петрозаводск тоже пришлось брать через турагентство – оно выкупает целый поезд на определенные числа, и в свободной продаже эти билеты могут вообще не появиться. После 4-дневного тура мы запланировали остаться на турбазе еще на пару дней, и сами купили обратные билеты на 5 января.

30 декабря. Уезжаем с Ленинградского вокзала вечером, полные радостных ожиданий. Температура за бортом -10.


31 декабря. Прибываем в Петрозаводск в 9 утра, на улице -17. Нас встречает менеджер турфирмы – у нас по плану обзорная экскурсия по городу. По дороге к набережной автобус застревает возле мэрии – дороги практически не чистятся, а свои машины жители Петрозаводска паркуют также, как в Москве – там, где есть свободное место. После 15 минут осторожных движений туда-сюда наш автобус все же выезжает на дорогу. Вся группа идет направо – осматривать авангардные скульптурные композиции,

Скульптура "Рыбаки" на набережной Петрозаводска

мы бежим налево – фотографировать ротонду, которую воздвигли на том месте, куда в 1703 году причалил основатель сего города Петр I. Теперь это излюбленное место посещения молодоженами – с нее открывается великолепный вид на Петрозаводскую губу Онежского озера. Дует ледяной ветер, в связи с чем я приноравливаюсь фотографировать в варежках.


Догоняем нашу группу, которая уже дошла до памятника Петру I.

Памятник Петру I

Далее нас везут завтракать в кафе «Старый город», расположенное в гостинице «Невская» – весьма уютное местечко.


После завтрака мы едем в парк-отель «Сямозеро» – это около 100 км от Петрозаводска. Парк-отель – это, конечно, громко сказано – обычная турбаза. Кстати, старое название «Сямозера» – «Лесная сказка», оно до сих пор фигурирует в интернете и сбивает с толку. Местные жители и сейчас, по привычке, называют эту турбазу старым названием. Она в основном рассчитана на прием детей в большом количестве, в любое время года здесь работает детский лагерь. В один из «детских» корпусов нас и заселяют – вместе с инструкторами, организующими активный отдых для детей и взрослых. Одноэтажное кирпичное здание с удобствами на блок – это все, что мы знали о нашем размещении до поездки. О чем мы не знали: что в комнатах температура около 10C, несмотря на теплые батареи; что горячая вода появится только на четвертый день нашего пребывания; что в комнатах нет розеток, а выключатель верхнего света находится снаружи комнаты! Мы выпросили удлинитель и протащили его через весь холл в нашу комнату. Телефоны и аккумуляторы для фотоаппаратов пришлось заряжать в холле от общей розетки. Нас очень выручил обогреватель «ветерок», взятый из Москвы – он работал все дни нашего пребывания на турбазе практически без перерыва.


На территории есть еще гостиница на 20 мест и коттедж на 4 места, там было тепло и уютно, но занято :)




По приезду аниматоры развлекали нас играми и конкурсами на свежем воздухе, а потом, после небольшого перекуса, мы пошли вздремнуть перед новогодним банкетом. Сам банкет проходил в столовой турбазы – помещение, конечно, так себе, но новогодняя программа, которую вел музыкальный карельский коллектив Skylark, заставила забыть о подобных мелочах. Они пели песни на карельском и русском языках, играли на карельских народных инструментах и дали поиграть на них всем желающим, проводили веселые конкурсы и водили с нами хороводы. Впечатление от их выступления остались самые положительные – для нас, избалованных всяческими зрелищами москвичей, это было вдвойне неожиданно и приятно. На банкете мы познакомились с ребятами из Москвы, которые приехали в снегоходный тур, и решили на следующий день присоединиться к ним.


1 января. Подъем в 10 утра, завтрак в 11. Примерка снегоходного снаряжения заняла целый час – нам выдали теплые туристические костюмы, снегоходные бахилы, перчатки, шлемы… Нацепив все это, мы почувствовали себя настоящими космонавтами!


Сегодняшний маршрут проходил сначала по лесной дороге, потом – по озеру Сямозеру (ударение на первый слог).




Небольшое отступление от темы: в названиях карельских населенных пунктов и озер ударение обычно падает на первый слог. Сначала это кажется неудобным для произношения, но стоит немного потренироваться – и вам понравится, да и местные жители увидят, что вы не лохи московские (питерские и т.д.), а вполне полноценные гости Карелии. Примерно на середине нашего пути мы заехали в деревню Кудама. Здесь, на одноименной турбазе, нас накормили вкусным обедом, и мы отправились дальше. Заехали в деревню Чуйнаволок, где я сфотографировала старинные карельские дома. Начало темнеть, и мы отправились в обратный путь. Проехав по Сямозеру около 16 км, уже практически у самого берега заглох один из наших снегоходов – в нем неожиданно закончился бензин. Наш инструктор поехал его буксировать, но снегоход зарылся в мокрый снег рядом с трещиной, из которой на лед вытекала вода. Пришлось ребятам оставить этот снегоход на озере и ехать на инструкторском до самой турбазы.


Всего в этот день мы проехали около 60 км.


2 января. Сегодня нам предстоял небольшой лыжный поход (около 4 км в одну сторону) в заброшенную деревню Павшойлу. На турбазе нам бесплатно! выдали абсолютно новые лыжи, лыжные палки и ботинки — это было большой и приятной неожиданностью. Когда-то я занималась беговыми лыжами, но на утоптанной лесной дороге быстро выдохлась и плелась в конце группы – но только до тех пор, пока мы не свернули в лес и не пошли по снежной целине. Я, к своему удивлению, обогнала всех, и мы вместе с инструктором стали прокладывать лыжню для нашей группы. Пройдя лес, мы вышли на живописное заснеженное озеро с островками деревьев – и вот она, деревенька, скромно и незаметно расположилась на противоположном берегу Павшозера.


В одном из домов шел дымок из трубы и лаяла собака (которая, впоследствии прикормленная хлебушком, ушла за нами турбазу). Это рыбаки заняли дом, наиболее подходящий для проживания. Оглядев брошенные дома снаружи, мы сняли лыжи и зашли в один из них.

Заброшенный дом в Павшойле



Осмотрели так называемый «интерьер» и кипы старых фотографий, документов и писем, почему-то оставленных прежними жильцами. Держа в руках эти бумаги, испытываешь особый трепет, и перед глазами возникает история чьей-то незнакомой жизни.


Холод выгоняет нас из дома и заставляет двигаться дальше. Мы идем в часовенку на взгорье, где я делаю несколько кадров. На обратном пути наконец-то выглядывает солнце, и синий снег озаряется оранжевыми лучами. Запасные аккумуляторы для фотоаппарата по очереди греются в моих варежках. Засмотревшись на заснеженный пень, похожий на сказочное существо, я начинаю его фотографировать и так, и этак. Один аккумулятор благополучно ныряет в полуметровый пушистый сугроб, но я этого даже не замечаю – настолько увлечена съемкой. В подобной ситуации шансы найти его практически равны нулю, но мне везет! Вот оно, счастье!


3 января. Сегодня мы отважились на еще одну снегоходную поездку. Температура на улице -27C, но мы полны решимости. Сегодня нам предстоит более сложный маршрут, который практически целиком проходит по лесу. Главная наша цель – деревня Рубчейла, которая является живым памятником деревянной архитектуры Карелии. Проезжаем две деревеньки – Проккойлу и Гижозеро – и углубляемся в лес.

В деревне Гижозеро



Красота вокруг неописуемая! Но за дорогой, которую прокладывает по снегу наш инструктор, нужно следить очень пристально и стараться попадать лыжами снегохода в проложенную им лыжню, иначе снегоход тут же въезжает в сугроб и становится практически неуправляемым. Несколько раз я все же съезжаю с проложенной тропы, снегоход зарывается в снег и сильно накреняется. Пару раз я чуть не опрокинулась вместе с ним, а все из-за того, что слишком интенсивно вертела головой по сторонам, любуясь нетронутым заснеженным лесом. Тропа то ныряет вниз, то поднимается вверх, то неожиданно петляет. Водителю (то есть мне) становится жарко, чего не скажешь о пассажире. И вот, оставив за плечами около 40 км снежной целины, мы наконец-то въезжаем в Рубчейлу.


Встреча дорогих гостей, то есть нас, проходит в старинном карельском доме Ермолаева, которому уже около 150 лет. Нас встречают женщины в национальных карельских костюмах и усаживают за стол, на котором чего только нет – и жареные судак со щукой, и курочка тушеная, и картошечка вареная, капустка квашеная, огурчики соленые, морс клюквенный и еще всякая всячина. К чаю из настоящего самовара подают кейтынпирай (ударение на первый и третий слог) – «пирог для зятя», или, дословно, «жареный пирог».



Из сладкого теста, замешанного на сметане, раскатывается тонкий блин, на одну его половину тонким слоем кладется начинка из сладкого пшена, закрывается второй половиной, а затем все это обжаривается в большом кол-ве растопленного сливочного масла. Если верить преданиям, карельская теща, завидев в окне своего зятя, бросалась делать это пирог, и к его приходу кейтынпирай уже якобы был готов. Когда мы в Москве позднее пытались повторить тещин опыт, то изрядно попотели, прежде чем результат нашего труда стал похож на настоящий кейтынпирай.


Подкрепившись, мы отправились обратно на мороз, где для нас провели экскурсию по деревне.


Возникла деревня в XVIII веке, в 1820 году насчитывала 7 домов, через 50 лет — 10, а к началу ХХ века в Рубчейле проживало 86 жителей. Согласно статистическим данным население деревни в те времена жило неплохо: на один двор приходилось до 14 голов крупного скота, что было вдвое больше, чем во всём остальном районе. На протяжении нескольких десятилетий во второй половине ХХ века основным занятием жителей деревни была заготовка смолы для лесохимического производства. Кроме того, в деревне существовал большой колхоз (общей площадью более тысячи ГА) со своей оросительной системой, в котором выращивались практически все культуры средней полосы. Такой объем сельскохозяйственного производства не характерен и трудоемок для такой маленькой деревни. Исторически в деревне сложилась живописная композиция, состоящая из нескольких рядов домов, ориентированных в разные стороны. Причиной тому послужило создание нового генерального плана строительства для деревни Рубчейла. В 1909 году землемер из Петрозаводска Б. В. Бекеш разработал тот самый план и попытался провести его в жизнь. Однако крестьяне деревни стали противиться нововведению, потому что работа Бекеша была составлена без учёта местных особенностей. Поэтому часть старых домов по древней карельской традиции так и осталась стоять, ориентируясь лицевыми фасадами на юг. Другая часть домов стояла фасадами по направлению к дороге, а некоторые возвели жилища согласно плану Бекеша. Так и получилось, что ни о какой единообразной застройке в Рубчейле и говорить не приходится, но вместе с тем, это и отличает поселение от многих других. Несмотря на своеобразную застройку, деревня сохраняет типично карельский облик.



Балкон дома в Рубчейле



Сейчас в Рубчейле находится несколько зданий, признанных памятниками архитектуры. Среди них и дом Ермолаева (вторая половина ХIХ века), в котором нас так душевно приняли. Дом сохранил свой первоначальный облик, кроме того, в нём собраны различные предметы крестьянского быта начала ХХ века. Он расположен у дороги в центре деревни и является эталоном жилой постройки, характерной для карел-ливвиков. Во время нашего посещения большая часть дома была на реставрации, но мы надеемся, что приедем сюда еще раз.



После экскурсии мы вернулись в гостеприимный дом Ермолаева, и там для нас устроили небольшое, но очень впечатляющее фольклорное выступление. Те самые женщины, которые угощали нас разносолами, преобразились в коллектив «КГБ» («Корзинская Группа Бабушек », Корза – деревня недалеко от Рубчейлы). У меня язык бы не повернулся назвать их бабушками – такие звонкие и чистые были у них голоса, так блестели их глаза во время исполнения песен на карельском и русском языках. Слушая некоторые из них, я прослезилась, и это происходит со мной всякий раз, когда я пересматриваю свои видеозаписи – настолько искренне и с душой исполнялись эти песни.



Погрев свои кости на карельской печи, мы засобирались в обратный путь – на улице уже стемнело, а нам еще предстояла дорога через лес. Скажу сразу – волков мы не встретили, хотя во время коротких остановок звали их на разные голоса.


4 января. Сегодня мы решили посетить соседнюю деревню Сяргилату, известную тем, что в ней снимался фильм «А зори здесь тихие», а в 90-х годах финской киногруппой был снят документальный фильм "Последние карелы" о старожилах Сяргилахты. Название деревни происходит от карельских слов «сярки» - «плотва» и «лахти» - «залив».




Солнце вышло из-за горизонта поздно – около 12 часов дня – так что до деревни мы шли синей-синей заснеженной лесной дорогой.

   Особенностью ландшафта, окружающего деревню, являются многочисленные острова и заливы, небольшие лесные озера вблизи берега Сямозера. Практически все побережье покрыто сосновыми и еловыми лесами. В окрестностях деревни рельеф местности холмистый, с выходом на поверхность скал и камней-валунов ледникового происхождения. Форму поселения в виде подковы определяет изогнутая береговая линия. Лицевые фасады домов в основном ориентированы на озеро. Дома высокие, добротные, создают ощущение надежности и защищенности (по крайней мере, так мне показалось снаружи).     Сколько человек живет здесь зимой, точно сказать не могу, но некоторые дома были на замке. Летом, конечно, население увеличивается за счет приезжих. Больше других наше внимание привлек дом-усадьба Чесноковых – высокий, длинный, с симпатичным резным балконом.



Усадьба Чесноковых



Иметь балкон мог позволить себе не каждый хозяин, только очень зажиточный. Балкон не нес функциональной нагрузки, он был украшением дома и показателем состоятельности домовладельца. Его обычно украшали резьбой и символикой с изображениями солнца, которого так мало в здешних краях.

  Вдоль самого берега озера расположены бани и амбары. То там, то здесь нам попадались лодки и баркасы, скованные льдом. Очертания некоторых из них едва угадывались под снежными шапками.







  В центре деревни находится кладбище с часовней. К сожалению, про существование часовни мы тогда не знали и не стали заходить на кладбище – соответственно, и часовню не увидели. В Сяргилахте сохранилась еще одна черта традиционных карельских деревень – косые изгороди из жердей. Если не знать об особенности их изготовления, то можно подумать, что изгородь заваливается, не выдержав своего преклонного возраста.

  Лучше слов только фотографии могут рассказать о зимнем спокойствии и тишине этой карельской деревеньки, лишь изредка прерываемых лаем деревенских собак.

  В планах на сегодняшний день у нас еще числилась рыбалка, поэтому после 2-часовой прогулки по деревне и обеда на турбазе мы побежали на озеро. 3 часа дня, солнце уже склоняется к горизонту, а тупой бур, выданный нам на турбазе, никак не хотел делать свое дело. Через полчаса мучений была пробурена лунка, насажен замерзший мотыль и пойман маленький глупый ершик, глаза которого были полны такого искреннего удивления, что мы сразу его отпустили. Больше никто не возжелал пойматься, да и темнеть начало…Мораль: берите на рыбалку свои, проверенные инструменты. Остаток вечера мы провели в баре турбазы за дегустацией морошковой настойки и поеданием калиток – национального карельского блюда из ржаной муки с начинкой из картофельного пюре или пшена.


На следующий день нам предстоял отъезд…


5 января. Проснувшись по будильнику немного раньше, чем было нужно, мы побежали в лес. Я очень хотела найти и сфотографировать заячьи следы, чего не сделала в предыдущие дни, хотя такая возможность была, а Леша – найти веточку можжевельника для поделок. Следы зайца нашлись и были неоднократно сфотографированы, а вот ветки можжевельника нужной толщины не было обнаружено, и решено было взять сосновую.


Попрощавшись с турбазой, которая за эту неделю стала нам почти родной, мы загрузились в микроавтобус и поехали в зоокомплекс «Три медведя», находящийся в 40 километрах от турбазы (и в 60 километрах от Петрозаводска соответственно).



В зоокомплексе "Три медведя"



Животинки встретили нас по-разному – медвежата выпрашивали сахар и длинными ловкими языками слизывали сладкие кубики с наших ладоней; брали у нас кусочки черного хлеба, но не ели его, а играли, как шайбой. Лосихе Машке вообще все было до фонаря – она даже не соизволила встать из сугроба, чтобы мы смогли увидеть ее во весь рост. Черный хлеб, привезенный специально для нее, был роздан другим обитателям зоокомплекса – песцам







и взрослым медведям. Волк, как и лосиха, скромно отказался от нашего угощения.


В числе прочих животных в зоокомплексе есть мишка – бывший циркач, когда-то не поладивший с дрессировщиком. В открытом вольере он старательно вставал на задние лапы и выпрашивал угощение – на лету ловил печенюшки и куски хлеба.






Молодой кабанчик с остервенением тащил на себя кусок хлеба через решетку, пока я пыталась его сфотографировать. К сожалению, мороз и нехватка времени заставили нас покинуть зверушек и отчалить в Петрозаводск на микроавтобусе.


Водитель привез нас в гостиницу «Невская», где мы пообедали, кинули вещи и побежали в Дом Куклы, который, как мы надеялись, еще не закрылся. До поезда у нас оставалось два часа, и мы хотели провести это время с пользой.


Дом Куклы был основан художницей Татьяной Калининой в 1999 году, а в2001 году она умерла. Ее дело продолжает старшая дочь Маша, а помогают ей в этом другие творческие люди – дизайнеры и художники. В Доме Куклы три зала. Первый зал – экспозиция «Кижские домовые» - здесь живут леший, кикимора, дворовая, ригачник и другие сказочные существа, в существование которых когда-то верили жители Карелии (а кто-то, возможно, верит и до сих пор!).



Я и Кощей Бессмертный в Доме Куклы



Второй зал я условно назвала «сборная солянка» - здесь куклы для спектаклей, куклы-портреты, авторские куклы разных дизайнеров и всякие милые существа, изображающие букашек и червячков, сидящих и висящих в самых неожиданных местах зала. В третьем зале – игрушки на продажу всевозможных размеров и расцветок, а также традиционные карельские куколки-обереги. Мы прикупили милого лохматого домовенка, сидящего в лапте, и подкову из бересты с колокольчиком. В этом же зале для посетителей готовится экспозиция по мотивам известного карельского эпоса «Калевала». Нам сказали, что до лета она точно будет готова. Кукольные эпические сценки выглядят совсем как настоящие, у каждой – своя история, и невозможно было их не сфотографировать.


В Дом Куклы мы пришли за десять минут до закрытия, но нас очень мило встретили и разрешили осмотреть все залы, а также ответили на наши вопросы про некоторых кукол. Девушка, которая с нами общалась, и оказалась дочкой Татьяны Калининой. Когда Дом Куклы закрывается для посетителей, она остается и работает в мастерской. Жаль, у нас было слишком мало времени – мы бы обязательно взяли экскурсию по галерее и послушали рассказ про духов Карелии, которые материализовались с помощью добрых рук кукольных дизайнеров. С самыми теплыми чувствами мы покинули гостеприимный Дом Куклы, забрали вещи из гостиницы и поехали на вокзал.


До свидания, Петрозаводск! До свидания, Карелия! Ждите нас в гости снова!


Чудесный кусочек лета в Кенозерском Национальном Парке (часть 1)
fotozerkalo_ru

     Не успели мы вернуться из новогодней поездки в Кенозерский Парк, как стали планировать новую, летнюю поездку — туда же. В новогодние праздники мы жили вместе с другими туристами в небольшой гостинице, ездили на экскурсии и посещали мастер-классы по традиционным русским ремеслам. На одном из таких мероприятий мы познакомились с замечательной женщиной Валентиной Егоровной, которая пригласила нас погостить летом у себя. Полгода мы переписывались и перезванивались с ней, и наконец-то в середине августа нам с мужем удалось вырваться на 2 недели из надоевшей Москвы. Подробнее о новогодней поездке (чтобы понять, почему мы всеми силами старались попасть на Кенозеро еще раз) можно прочитать здесь 1 часть, 2 часть, 3 часть . Немного смущало нас то обстоятельство, что я уже была на 8 месяце беременности, а жить мы собирались на островке без электричества. Но и это нас не остановило.


     Переночевав в Вологде, собрались поехать по трассе Р5 и свернуть потом на впечатлившую нас зимой своими ямами и заброшенными деревнями трассу Р1, но случайно поехали не в ту сторону и оказались на М8. Ну ладно, по ней тоже можно доехать.


Наш путь растянулся на 3 дня, т. к. большая часть дорог была в ухабах, и меня очень трясло — приходилось поддерживать живот руками и делать частые остановки. По пути любовались пейзажами.









     На вторую ночевку остановились Каргополе, в уже знакомой нам гостинице «Каргополочка». До заката оставалось еще немного времени, и мы решили найти и сфотографировать деревянные тротуары, которые скрипели зимой у нас под ногами, но из-за снега не были видны. Как назло, именно в этом году эти тротуары сняли и заменили бетонными плитами! Ни одного не осталось...

Сфотографировали набережную и колокольню в лучах закатного солнца.



    
     На следующий день поднялись пораньше — очень хотели успеть на Успенскую Ярмарку, которая проводится в Кенозерском Парке уже не первый год. А эта — вообще особенная, ведь Парку исполняется 20 лет! Во время коротких остановок фотографировали местные красоты




местных жителей


и нововведения при уборке урожая.




     И вот мы в Вершинино! Нас встречает Валентина Егоровна. Машину оставляем у дома ее племянника и идем на центральную площадь, где местные умельцы-ремесленники продают свои изделия. Погода солнечная, нежаркая, небо синее, воды Кенозера тихие и бескрайние,


а на самом берегу — деревянная сцена и ряды скамеек для зрителей.




После выступления директора Парка запели и пустились в пляс парни и девушки из Государственного академического Северного русского народного хора. Их приезд и популярность у местного населения можно сравнить с появлением на московской сцене Надежды Бабкиной, например.






























Свободных мест не было: и стар, и млад сидели чуть ли не друг на друге и занимали все свободное место вокруг.




     Но не только концертом и сувенирами была интересна эта ярмарка. Поодаль, у подножия холма, на котором стоит Никольская часовня, развернулись народные мастер-классы. Как собрать и обработать лен?










А вот как — показала Надежда Ворощук, жительница села Лядины, хранящая секрет обработки льна. У себя дома она создала целый музей, а в местной школе обучает детишек ткацкому мастерству.

После того, как лен вымочат и высушат, его мнут на мялке, то есть отделяют верхнюю оболочку от середины получают куделю. Ее вычесывают ческами и аккуратно укладывают пасмами. А потом уже прядут нитки.








Обмолотить снопы? Нет проблем!




Женщины не отстают.





Леша маленько перестарался.


Хотите настоящего овсяного киселя? Ну так нужно сначала зерно в муку смолоть, на настоящем старинном жернове.












     Из закромов Рухлядного амбара был извлечен берестяной каюк - реконструированная мастером Александром Шутихиным средневековая лодка.




На ней осенью 2010 года был преодолен реальный участок существовавшего некогда Кенского Волока — торгового пути от Новгорода в северные земли. А сегодня в нем могли покататься все желающие!


Несмотря на то, что желающих он выдерживал, мы с Лешей его пожалели и, только скромно присев на краешек, сфотографировались.


     На зеленой полянке, в окружении берез, шумели самовары и продавалась местная выпечка. Валентина Егоровна предложила отведать приготовленный к нашему приезду рыбник — засоленный, а потом вымоченный лещ, запеченный в тесте (можно использовать и другую рыбку).

    
     Дело близилось к вечеру. Мы подогнали машину к причалу и погрузили бензогенератор, компьютер, канистры с бензином в моторку, не считая еще кучи вещей. Компьютер на острове без электричества — это круто! В общем, Валентина Егоровна захотела обучиться компьютерной грамотности — почему бы не помочь? Ну а без бензина — какая жизнь? Моторка и бензогенератор все время хотят кушать.

Валентина Егоровна уверенно управляется с моторкой.





    
     И вот он, домик! Милый домик!




А как уютно внутри!






Русская печь — всему голова!


И самовар — ее помощник.



    
     Около 7 утра, еще затемно, нас будили тихие шаги Валентины Егоровны, треск ломающейся лучинки для растопки самовара, случайно выпавшее из охапки полено, а потом...запахи блинов или свежей выпечки.

































     Я спешила за перегородку на кухоньку — разделить с Валентиной Егоровной удовольствие от утреннего чая, которым она баловалась в немалых количествах. Утром топилась печка на весь день — в ней готовился завтрак, томился обед, не остывала полдня вода для чая (самовар выполнял свою работу только утром и вечером). Кормила нас Валентина Егоровна практически без перерывов — теперь знаю, почему мой сынок родился почти 4 килограмма весом.




Из соседней деревни ее сестра периодически передавала нам деревенские калории — молочко, сметанку, творожок...



 


Из окна кухни мы любовались на стога




а из окон спальни — на воды Кенозера, то гладкие как зеркало, то встревоженные барашками.












На рассвете можно было увидеть вот такие кадры








днем вот такие






и вот такие вечером


















     Домик Валентины Егоровны стоит на полуострове, но по сути своей — это маленький островок жизни, оставшийся от трех когда-то жилых, сообщающихся между собой деревень — Емельяново, Бояриново и Роймово. Коренные жители между собой никогда не называли свою деревню Роймово (как она звалась по документам и обозначалась на картах), а исключительно — Подъельник, из-за огромной ели, стоящей на повороте дороги, соединяющей их деревню с другими деревнями.



Это была не просто дорога, а достаточно крупный торговый путь Пудожский тракт! Глядя на эту высокую ель за скошенным полем, трудно себе даже вообразить, что мимо нее когда-то ездили телеги, бегали дети — кипела жизнь...



     Сама Валентина Егоровна родом из Бояриново, переехала в Подъельник еще старшеклассницей, и теперь она — последняя коренная жительница Подъельника, да и вообще всей тройки деревень, т. к. они давно уже заброшены, поросли деревьями и травой, как будто и не было их вовсе... Она со своей мамой последними покинули Бояриново — в те времена шла коллективизация, некоторые деревни укрупнялись, а небольшие населенные пункты люди оставляли навсегда. В те времена, когда на религию были гонения, а из часовен и церквей делали зернохранилища, приснился однажды маме Валентины Егоровны сон: будто грозит уничтожение их деревенской часовне. Тогда она взяла и выкупила ее, пристроила к своему дому и тем самым спасла. Сейчас остатки этой часовни вроде как стоят еще, затерянные среди лесов и болот. Нам очень хотелось разыскать ее, но в моем положении дойти туда было нереально. А вот на месте часовни в Подъельнике Валентина Егоровна поставила крест, чтобы память о ней не утратилась.




История исчезновения этой часовни довольно-таки темная : с Великой Отечественной Войны в Подъельник вернулся только один мужчина. Часовня стояла около его дома - и вдруг пропала. Валентина Егоровна думает, что он на дрова ее разобрал, так как женщины не посмели бы этого сделать - очень верующие были. А сосед этот вскоре умер.

     Жить одной на островке все-таки неуютно, поэтому в хозяйстве у Валентины Егоровны имеется молодая игривая кошечка Фроська. Каждый день, без выходных, она считает своим долгом преподнести хозяйке сюрприз в виде пойманной собственными лапами мышки.















    
     Охраняет дом и хозяйку, гоняет на рассвете кабанов от дома серьезный пес Дружок.


Дружок не любит, когда его гладят чужие люди. Я за все время пребывания так ни разу и не решилась его погладить, хотя у самой всегда были собаки. Даже несмотря на то, что через несколько дней он признал нас за своих. Как мы это поняли? Он стал сопровождать нас в лес за грибами и на лодке на рыбалку. Лешка за рыбой — и Дружок с ним.



 

   
    После первого завтрака в гостеприимном домике мы с Валентиной Егоровной отправились осматривать окрестности. Проплыли мимо елей на берегу. Не простые это ели оказались — уходя на фронт в 1914 году, жители деревни посадили их стройным рядком. Из ушедших на фронт мужчин вернулся только один. А из 10 елей осталось пять...

    
     Мы держали путь в Кривцово — деревню, в которой уцелел лишь один дом. Теперь он принадлежит Кенозерскому Парку и в нем принимают туристов.












Нас радушно встретили смотритель дома Александр и его жена Антонина.
Они показали нам коллекцию различных предметов старинного быта.


В доме чистота и уют, созданный не без участия дочки Валентины Егоровны, Лены – мастера лоскутного шитья. Занавески, полотенца, покрывала шила она, ковровые дорожки ткала на старинном ткацком станке.
















Ну а какая же встреча без стопочки?








А какая заборка красивая в кухне стоит! Заборка - многофункциональная перегородка в избе. Она тебе и стена, и сервант со стороны кухни, и бельевой шкаф со стороны спальни, да еще и украшение интерьера!




У Валентины Егоровны она поскромнее, но тоже очень старая - ей больше 100 лет!

    
     За околицей, среди полевых трав, скромно стоит часовня Митрополита Московского Филиппа (19 в), отреставрированная в 2007 году.









    
     На обратном пути мы решили заехать к сестре Валентины Егоровны, Тамаре, в деревню Качикова Горка. Жители деревни называют ее просто Горка. Стоит она на островке — горбушке. Домики издалека кажутся игрушечными.












Живет здесь всего несколько человек, и такая здесь тишина и покой, что просто диву даешься.











Лишь звякнет иногда бубенчик на корове или овечка заблеет.















У Валентины Егоровны своего хозяйства нет, поэтому сестра снабжает ее продуктами первой необходимости — молоком и творогом.


Из молодежи — племянница Валентины Егоровны Аня да племянник Саша — оба несемейные, т. к. завести семью в таких условиях ой как непросто — выбирать-то не из кого. Да и кто в наше время компьютеров и интернета захочет поехать на отдаленный островок месить навоз? Молодежь сейчас этим не заманишь, почти все в город рвутся. Но если кто заинтересуется — дам наводку :)))












     По возвращении Валентина Егоровна истопила нам баньку по-черному.




Внутри чисто, как в фирменной сауне. Это только у нерадивых хозяев внутри такой бани все черным - черно, а у старательных даже банька по-черному отмывает добела, если за ней самой ухаживать как следует.

     Вечерами, при свете фонарика, сидим на кухне за самоваром и слушаем рассказы Валентины Егоровны о былых временах, о людях и деревнях, которые уже никогда не вернутся. А останутся только в ее, Валентины Егоровны, памяти, в памяти ее детей и внуков, и быть может, даже в нашей, заезжей москвичевской памяти...с ее слов, конечно.




     На следующий день мы с Лешей потренировались сами управлять моторкой и решили осмотреть ближайшие окрестности. Напротив Подъельника, на полуострове, стоит покинутая, почти разрушенная деревня Тыр-наволок. Мы причалили к песчаному берегу. Пейзаж напомнил мне кадры из фильма «Голубая лагуна», только на северный лад.





Сразу же за прибрежными деревьями начали попадаться подосиновики.


Но мы решили заняться сбором грибов чуть позже, а сначала добраться до деревни. Почти у берега, скрытая деревьями, стоит живописная часовня — то ли святого Диодора, то ли Феодория...






На ее двери мы обнаружили надпись, датированную 1938 годом.

    
     Добраться до домов было тяжело — жара, трава выше пояса, куча мошки, которая постоянно лезет в глаза, да еще периодически попадались нам кабаньи лежки — пятачки примятой травы, порой внушительного размера.






Всю деревню мы не смогли обойти — ограничились двумя домами. Один из них мы осмотрели только снаружи, т. к. заходить туда было опасно для жизни, в другой решили зайти, т. к. он еще более-менее сохранился.










    


Чудесный кусочек лета в Кенозерском Национальном Парке (часть 2)
fotozerkalo_ru
     У нас сложилось впечатление, что на этих кроватях кто-то недавно отдыхал (быть может, даже ночевал?) — среди всеобщего беспорядка они выглядели более-менее аккуратно.




     На втором этаже Леша обнаружил убранные от взора незваных гостей (типа нас) старые предметы крестьянского обихода. Мы благоговейно и аккуратно рассматривали каждый предмет, пытаясь догадаться, какова была его роль и как он называется. Без помощи Валентины Егоровны не обошлось по снимкам она помогла нам идентифицировать некоторые предметы. Например, вот это "сволок", часть ткацкого станка, на которую накручивался половик во время ткачества. Мы же были уверены, что это факел!



Вот это
подспорье в плетении сетей — называется "рогулька".


Это
чучело для приманки уток или косачей (тетеревов)


А это
устройство для "сканья" скручивания ниток.


Вот этот предмет нам опознать не удалось


Это видимо, колодки для изготовления обуви




Ну а эти предметы в представлении не нуждаются :)






    
     Валентина Егоровна рассказала нам, что именно на Тыр-наволоке жил человек, который расписывал заборки всей округе. В этой же деревне, по другим данным, жил мастер резьбы по дереву Врагов. Есть вероятность, что это один и тот же человек, т.к. заборки частенько не только расписывались, но и украшались резьбой. В каждом доме была своя, индивидуальная и неповторимая, заборка.


     Вокруг домов было полно дикой малины и смородины — вкуснота! Остатки сил мы решили бросить на сбор грибов, благо недостатка в них тут не было. Я в жизни не видела такого количества подосиновиков на квадратный метр.













Жаль только, что из-за жаркой погоды большая их часть оказалась червивой. Зато какие красавцы! Ну и беленькие попадались.



     Прямо у самой воды мы нашли целые семьи груздей и набрали их для Валентины Егоровны. К моему удивлению, в этих местах больше ценятся грибы на засолку — грузди, волнушки, рыжики, а у белых обычно только шляпку берут. Мы же привыкли к подосиновикам и подберезовикам (по местному — обабкам). Поэтому довольны оказались все. Засоленные Валентиной Егоровной в огромной кадке, да со смородиновым листом, белые грузди ни в какое сравнение не шли с нашими маринованными подосиновиками — мы поняли, что всю жизнь ели не те грибы :) Довершало картину удовольствия объедание кустиков костяники и сбор дикого шиповника.

В общем, Тыр нам очень понравился, и мы еще не раз навещали его.



  




     Несмотря на то, что в нашем распоряжении была моторка, до многих интересных и красивых мест на ней добраться нереально — уж очень большое озеро Кенозеро, самое крупное в Архангельской области. Поэтому решено было присоединиться к группе туристов и скататься с ними по дальним деревням на теплоходике. В один день мы посетили южную часть Кенозера, а в другой — северную.

     День 1, южная часть Кенозера.

На уютном теплоходике, с экскурсоводом Мариной мы отправились сначала на остров Медвежий. Это самый большой остров на Кенозере.


А главная достопримечательность этого острова — небольшая можжевеловая аллея, о дате посадки которой никто точно не знает. Как это необычно — увидеть южные растения, выросшие в достаточно суровых погодных условиях.

 
Перед входом на аллею стоит часовня священномученика Власия — покровителя домашнего скота.





Люди выехали с острова еще в 60-х годах прошлого века, а часовня осталась — как последнее напоминание о существовавшей здесь деревне.

     С Медвежьего острова отплываем в деревню Зехново — одно из старейших поселений Кенозера.




При входе в деревню, поросшее травой, лежит лекало для изготовления санных полозьев.


     На приступке бани сидит Никита Максимович Болознев — ветеран Великой Отечественной войны, один из последних жителей Зехново.


А вот его дом.




Звезды прикреплялись к домам, откуда люди уходили на фронт.


В центре деревни все внимание приковывает к себе часовня Иоанна Богослова.






В конце 90-х совместно с норвежцами ее отреставрировали. На ее ступеньках нас уже ждет хранительница часовни, Анна Александровна. Она следит за порядком, а по праздникам звонит в колокол.












С галереи часовни открывается романтичный вид на окрестности.





  

  
     Окраина деревни Зехново. Идущая вдаль дорога разделяется на две, и на месте разветвления, "расставания" дорог - на "росстани" — стоит поклонный крест.


Это место считается священным. Крест не очень старый, до него здесь стоял другой, более древний, место это отмечено людьми издавна. Рядом с крестом стоит реликтовая сосна в три обхвата. Священному дереву в Зехново около двухсот лет. Местные жители говорят, если прислониться к нему, то "все хвори уйдут".

    
     Одна из дорог приводит нас к мельнице, построенной еще в начале 20 века и отреставрированной в 2008 году. Для усиления тока воды здесь оборудована небольшая заслонка, имитирующая плотину, хотя при достаточно мощном и быстром течении можно было бы обойтись и без нее.






     Когда-то на Кенозере было около 50 водяных мельниц, но восстановить удалось только две из них. Вот какие впечатления остались у Валентины Егоровны от посещения мельницы в детстве : "Я была зимой. Пар вставал от воды, сарай был темный, все мерзлое, скользкое - у меня это вызвало ужас! А в самой мельнице было хорошо — светло от фонаря, и все такое большое, в мучной пыли! А мука — теплая!"


После Зехново у нас в планах было посещение деревни Тырышкино, но, к сожалению, по времени мы уже не укладывались, поэтому пришлось ограничиться посещением двух часовен, находящихся позади деревни, в лесном массиве. Одна из них — самая маленькая часовня на Руси – часовня Крест. Названа так из-за креста, который стоял здесь прежде.




В часовню можно войти только на коленях, но в моем положении пришлось ограничиться фотографией на входе в часовню.

    
     Недалеко от Креста, в священной роще, спряталась от посторонних глаз часовня Параскевы Пятницы — женской заступницы.




Внутри нее темно — небольшие оконца, окружающие часовню деревья и обилие обетных вещей, висящих вдоль окон, не дают проникать сюда дневному свету.











    
     Вечереет...Пора возвращаться в Подъельник, чтобы завтра с новыми силами отправиться в путешествие по северной части Кенозера.


День 2. Северная часть Кенозера.

По озеру Долгому выплываем в озеро Свиное. Деревня Рыжково — одна из немногих, где еще хоть кто-то живет.


Центральная улица деревни (возможно, она и единственная) похожа на зеленую ковровую дорожку.












В центре деревни — бывший магазин, куда за товарами повседневного спроса (как гласит полустершаяся табличка) приходили и из соседней деревни.




Чуть дальше по дороге — здание бывшего клуба, надпись на котором призывает тружеников села крепить дисциплину труда.


В конце-концов улица приводит нас к Введенской часовне (постройки начала 19 века, отреставрирована несколько лет назад).










В советское время часовню использовали как зернохранилище, а на дверях до сих пор сохранились хозяйственные надписи карандашом начала 1940-х годов.

     Отплываем в деревню Глазово (точнее, в бывшую деревню) — только летом сюда приезжают несколько человек. Часовня Сошествия Святого Духа построена в 18 веке, а с 90-х годов прошлого столетия в ней периодически проводятся реставрационные работы. Если смотреть с воды, ее не сразу и заметишь — она частично скрыта за несколькими высоченными соснами — остатками святой рощи.






Со звонницы открываются шикарные, захватывающие дух виды на Лепехтинский залив с одной стороны


и Шуйлахту — с другой.

    
После Глазово направляемся в поселок Усть-Поча.
















Когда-то, до 90-х годов прошлого столетия, основная часть населения поселка была занята на сплаве леса.





Теперь же жители Усть-Почи возрождают традиционные русские ремесла и проводят мастер-классы для туристов в Доме Народного Мастера. Мы здесь уже были зимой — валенки валяли и плели из бересты. Но решили, что еще одна пара валенок нам не помешает.






Возвращаемся на пристань в Вершинино.


     На следующий день решили сплавать до одной деревеньки (точнее, до того, что от нее осталось). Называлась она Немята. Еще во время экскурсии по северной части Кенозера мое внимание привлек брошенный дом на берегу, с черными глазницами окон, и огромная лиственница рядом с ним.


Но в дом заходить не стали, заглянули в окна — полная разруха внутри.


Еще я захотела посмотреть часовню Трех Святителей, 19 века постройки, которая стоит далеко от берега, в поле. Чтобы мне не пришлось возвращаться обратно (все-таки с пузом бороздить поля было нелегко), Леша оставил меня на берегу, а сам поплыл в обход. Я побрела к часовне то по кочкам, то по ямам.










Внутри часовня оказалась пуста — видимо, все что было можно, в том числе и «небеса», вывезли на реставрацию. Я решила забраться на колокольню и сфотографировать окрестные виды. Еле-еле, с пузом и фотоаппаратом, залезла по узкой неудобной лесенке. И поняла, что без посторонней помощи я вряд ли слезу обратно. А Леши все не было и не было видно...В какой-то момент ситуация меня немного напрягла и окружающие красоты уже не радовали — пока не появился Леша.




Я попросила его сфотографировать меня на колоколенке.




На пути к лодке нам попалась еще одна огромная лиственница.






Мы набрали немного ее душистых иголочек для чая, а также дикого шиповника (мне пришлось укутаться от надоедливой мошки).



     В один из дней Валентина Егоровна повезла нас в деревеньку Телицыно. Некоторое время назад там купила дом семья художников-москвичей и сделала в нем мастерскую.


Вот какая заборка стоит у художников


Как и везде, где нам приходилось бывать с Валентиной Егоровной, не обошлось без обязательного чаепития.










Чаем угощали из редкого вида самоваров — самовара-рюмки.



А потом мы пошли смотреть картины.







 

Я в живописи мало что понимаю, но мое внимание привлекла вот эта картина


Минут через 15 я уже нашла ракурс, с которого эта картина писалась.


После этого Валентина Егоровна неприметной тропкой (которая когда-то была дорогой) повела нас к реликтовому можжевельнику. Можжевельник, к сожалению, "за старостию лет" некоторое время назад упал, а было ему, по некоторым данным, около 560 лет! Валентина Егоровна теорию о возрасте этого дерева не подтвердила, но сказала, что стоял он там "испокон веку".


На обратном пути к дому художников мы увидели оригинальный желоб для слива воды.





     Кроме интересных поездок по деревням и походов за грибами, мы еще и рыбачили (точнее, рыбачил Леша — у меня терпения столько не было, сидеть в лодке и ждать поклевки).






Ловились окушки и щуки,








а иногда даже...устрицы.


     А однажды ранним утром Леша вспомнил про поставленную несколько дней назад вершу и решил ее вытащить. Только и успел краем глаза увидеть среднего размера налима, который сказал ему «до свидания» и исчез в маленькой, непонятно откуда взявшейся дырке. Несколько дней мы тогда вспоминали этот случай — никто из нас никогда до этого налимов живьем в глаза не видел. А Валентина Егоровна, заядлая рыбачка, сказала, что их вообще ни на что не поймать. Так что было это чудом, но – не нашим, к сожалению...







     Моей слабостью, кроме сбора грибов, было еще фотографирование пейзажей с лодками и со стогами. Позднее, просматривая отснятые фотографии, я удивилась, сколько их — таких похожих друг на друга, и в то же время таких разных. Наверное, именно на этих стихиях — водной и просто-деревенской-травяной — успокаивался взор и отдыхала душа, замученная городской суетой...


Очень хотелось вот так же оседлать зарод







Но получалось только так












     Начался сентябрь... По утрам иногда появлялся иней, паучки заплели своим сетями весь малинник Валентины Егоровны.







    
     Пришло время уезжать в Москву. Разрезали не успевший дозреть, но достаточно сладкий арбузик, выращенный Валентиной Егоровной на своем огороде.


Но и после этого не пропал ком в горле, появлявшийся при одной мысли о том, что придется покинуть это райское место.










Как-то сами собой в голове сложились строчки:

  Мы в век невиданных машин,

айфона, скайпа, интернета

куда-то все бежим, бежим

через зиму, весну и лето.

  Ну почему мы только здесь—

среди полей, озер и речек

вдруг понимаем — счастье есть!

И ощущаем слово "вечность" ?

  Ты — край заброшенных домов

и опустевших деревенек...

Но в то, что возродишься вновь,

душа наивно хочет верить.

  Село без жителей мертво...

Но как баланс нам не нарушить,

рукой неловкой не разрушить

то, что природой нам дано?

  Не торопись, остановись,

рукой часовенки коснись,

взгляни на крест, летящий ввысь!

Опомнись...

    
     Валентина Егоровна и Дружок довезли нас на лодке до Вершинино. Мы погрузили вещи в машину, тепло попрощались.




     Тронулись...Мы знали, что Дружок любит бегать за машинами и лаять на них. Старались ехать помедленее, чтобы не задавить его ненароком. Но он видел Лешу через стекло и делал попытки вскочить к нему. Мы поддали газу — Дружок не отставал. Вот и Вершинино кончилось, а Дружок все бежит — язык набок, лапы заплетаются. Началась следующая деревня, потом поле, а он все бежал и бежал за нами... Я посмотрела на Лешу — он отвел глаза...Еще пару десятков километров я оглядывалась назад — мне все казалось, что бедняга Дружок выбился из сил, но все бежит за нами со всех лап...

     Мы остановились передохнуть. И, как по сценарию какого-то фильма, подул ветерок, закружились над нашими головами желтые листья, а один из них прямо на окно машины опустился и долго еще ехал вместе с нами...






Мое интервью сайту о путешествиях
fotozerkalo_ru
На днях я дала интервью автору сайта "Путешествия в фотографиях". Немного обо мне и моих поездках можно прочитать здесь http://photo-drive.ru/Interview_text/Interview_Lukina_Yana.html

Новый Год на Кенозере (часть 1)
fotozerkalo_ru

Ну вот и Новый Год на носу. Куда же нам отправиться? Хочется опять на север, но так, чтобы не очень далеко — не больше тысячи километров от дома. В Карелии уже были 4 раза, Кольский далековато... Правее Карелии (если смотреть на карту), в Архангельской области, расположен Национальный Парк Кенозерский. Это особо охраняемая природная территория, на которой сохранилась многовековая история и культура Русского Севера. Свидетельство этому – сохранившиеся природные комплексы и объекты, многочисленные памятники материальной и духовной культуры, архитектуры, монументальной живописи, иконописи, археологии, богатый этнографический материал.
  Может, здесь нас ждут? Точно, не ошиблась! А что в программе? Посещение памятников деревянного северного зодчества, катание в санях, фольклорные народные выступления, мастер-классы по народным ремеслам... Берем! Там еще и Каргополь недалеко — родоначальник всемирно известной каргопольской игрушки. План такой: 30 декабря выезд, с 30 на 31 ночевка в Каргополе, 31 около 5 вечера мы уже должны быть в Вершинино – северном визит-центре Парка (слиться с небольшой группой туристов), Новогодний банкет и все такое. До 3 января развлечения и экскурсии по новогодней программе. 3 января утром туристы уезжают, а мы на пару дней задержимся — порыбачить, на лыжах покататься. Утром 5 января едем в Каргополь и смотрим все, что успеем за 1 день. 6 числа нужно уже домой, в Москву выдвигаться, чтобы успеть к Рождеству. Но планы планами, а жизнь, как всегда, вносит свои свои коррективы, благодаря которым обычная на первый взгляд поездка может превратиться в захватывающее приключение.

Выехали из дома около 6 утра. В Ярославле попали в предновогоднюю пробку :) и в центре города прокрутились 2 раза, т.к. не сразу нашли выезд — указатели здесь редкая штука.

В Ярославской области вдоль трассы наблюдали лесополосу с поваленными и поломанными деревьями – видимо, последствия урагана. Невеселое зрелище.

.



.

.


Проехали Вологду. Средняя скорость составила около 50 км/час против 60-70, на которые мы рассчитывали. Посоленные, но не растаявшие до конца дороги превратились в узкие полоски асфальта с ледяной коркой по краям. Аварии тут и там — кто въехал в сугроб, кто съехал в кювет, кто задом впечатался в ограждениие моста... После этих зрелищ мы невольно снижали скорость, даже если и так ехали небыстро. Тем не менее уже к 9 вечера основной путь (как мы тогда думали) был пройден. В районе поселка Новостройка мы свернули с трассы Р5 на трассу P1, которая, если верить картам, должна была вывести нас прямиком к Каргополю примерно через 200 километров. Там у нас был забронирован номер в гостинице. Я немного сожалела, что кафе при гостинице закрывается в 23 часа, и мы не успеем поужинать.Тогда я еще не предполагала, что эти мысли через пару часов окажутся просто смешными.

Мы двинулись в сторону деревни с чарующим названием Чарозеро. Дорога была широкая, хорошо почищенная, но на протяжении 40 км нам встретились только 2 машины. Это нас насторожило, т.к. путь до хоть и небольшого, как Каргополь, городка, все же ожидался более оживленным. Мы себя успокаивали: винили предновогодние хлопоты и позднее время. Пару раз проехали села с величественными полуразрушенными церквями...и заехали в тупик. Тупик назывался Чарозеро.


  По карте дорога дальше есть, а на самом деле это заваленная снегом холмистая тропа в ширину машины. Я отловила местную тетеньку, и она призналась, что нормальной дороги до Каргополя уже лет 30 как нет. Это было для нас ударом.

Езда по навигатору — палка о двух концах:повезет-не повезет. Нам не повезло... Конечно, виноват не столько сам навигатор, сколько закачанная в него карта. Карта была Яндексовая, свежескачанная из интернета, но, я так полагаю, некоторые участки на ней не обновлялись лет двадцать. Мы посмотрели карту и поняли, что нам предстоит крюк в 500 км! Через Вытегру и Пудож.

Наш путь на Яндекс картах

  Проездная дорога на Каргополь все же есть, о чем мы узнали только после Нового Года, поговорив с проводником тургрупп на Кенозере. Ею мы и воспользовались на обратном пути (трек ниже).

Наш обратный путь на Яндекс картах

  Кстати сказать, на Гугле еще меньше информации о дорогах и населенных пунктах.

Наш обратный путь на Гугле

  Даже бесплатная альтернативная карта Open Street Map (сокращенно OSM) порой дает лучшие результаты. Каждый пользователь ресурса OSM имеет возможность редактировать карту, тем самым принимая непосредственное участие в ее развитии. На картах OSM лучше показана сеть дорог, чем наличие населенных пунктов - так что, господа путешественники, рисуйте и пользуйтесь на здоровье!

Open Street Map - альтернатива       Трек на OSM

Но делать нечего – пришлось ехать обратно до трассы те же 40 км... Дорога уже не казалась такой сказочной и веселой, сил у нас уже оставалось немного...

Дорога до Вытегры была сущим кошмаром. Мы думали, наша машина останется без колес. Едем примерно 30 км/час. Хочется спать. Адресов гостиниц в Вытегре у нас нет, да и вряд ли там вообще есть гостиницы или что-то подобное...И до Вытегры, и после нее – в основном дорога через лес. Темнота. Деревья под тяжестью снега наклонились к дороге — похоже на тоннель. Фары выхватывают из темноты тянущиеся к нам ветки.На дороге стоит газель со свернутым задним колесом и мигает аварийкой. Подкрадываемся... Внутри никого. Едем дальше. Видим машину, въехавшую в сугроб. Мужик рядом с ней еле держится на ногах.

– «Помощь нужна?»

– «Дай пять!» Улыбается, руку тянет пожать. Не соображает, что вообще произошло.

Время близится к 3 часам ночи. Запасы кофе из термоса выпиты. Машина практически не тянет на подъемах. Останавливаться на дороге нельзя – можем вообще не завестись.

И вот он, Пудож! Останавливаемся на въезде в городок. Леша под фонарем пытается с помощью подручных средств починить прерыватель, но попытка не удается – нужна новая деталька. Пока он возился с машиной, салон остыл, а я заснула прямо на сиденьи, закутавшись во все одежки. Что делать? Нужно идти искать ночлег. Все ценное – с собой, остальное – в багажник. На въезде в Пудож я видела табличку с телефоном гостевого дома. Только вот бесполезно было звонить — в 3 часа ночи никто не взял трубку. Редкие машины откровенно игнорировали нас – думали, видимо, что местные с гулянки идут. Издалека, на территории хлебопекарни, замечаем движение – сторож! Он охотно объясняет нам, как дойти до гостиницы (которая, оказывается, в Пудоже все же имеется). Пройдете, говорит, до конца улицы, потом мимо деревянных домов, и там будет большая елка, а возле нее – гостиница. Мы обошли все дома, которые хоть как-то могли быть похожи на гостиницы, звонили в двери и были посланы сонными жителями, приметили не одну большую елку... Я уже не сдерживала своих эмоций и крепко выражалась о здешних местах, неосвещенных улицах, скользких дорогах и местных жителях. После двух часов хождений по двадцатипятиградусному морозу я была готова на все. Я увидела указатель на больницу и предложила Леше снять там койко-место. Все-таки не Москва, может, за деньги пустят? По пути до больницы мы увидели какое-то общежитие и решили попытать счастья там. Сонная консьержка была немного удивлена, увидев в пять утра два красных от мороза создания из Москвы. Мест свободных не оказалось, но зато она смогла наконец-то объяснить верный путь до гостиницы. Нам, городским, и невдомек было, что за леском, до которого мы доходили целых 2 раза, тоже есть жизнь – и дома, и гостиница, и елка наряженная на площади. Ура! В полседьмого утра мы наконец-то получили ключи от номера и завалились спать на целых 4 часа!

.



  Подъем в 10.30. Пока Леша пошел в магазин за запчастями, я неспешно собиралась. Чтобы у постояльцев не возникало вопросов по поводу отсутствия горячей воды в кране, этот самый кран был ликвидирован.

Пустяк по сравнению с ночным трехчасовым хождением по морозу.

Не прошло и получаса, как под окном раздался характерный звук нашего мотора. Леша на ковре-самолете, что ли, в магазин слетал? Оказалось, нашелся добрый парень, который сам предложил помощь – отвез его до магазина запчастей, а потом оттуда – до нашей машины. Ладно, беру обратно свои слова о местных жителях.

 Еще во время нашего ночного хождения по Пионерской улице я приметила некоторые интересные кадры, поэтому решила пройтись по ней с фотиком. Пудож — небольшой уютный провинциальный городок, с населением около десяти тысяч жителей. Некоторые окна брошеных домов заколочены, некоторые — разбиты, дороги как снежный каток, но жизнь идет, и народ готовится к Новому Году — основательно и без суеты.


.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.


.

.



 С улицы видна церковь Александра Невского (на реставрации).


На выезде из городка повеселила заправка.
.



.

  И там же, на выезде, находится мотель «Уют», с одноименным кафе, в котором очень вкусно и недорого кормят.

Дорога до Каргополя тоже была негладкая — и в прямом, и в переносном смысле. Нас хорошенько протрясло как по стиральной доске, плюс к этому машина опять забарахлила. На этот раз из-за некачественного (и видимо, поддельного) масла. Оно залилось в карбюратор, да еще в нем кроме бензина оказалась вода. Пришлось остановиться на участке, который на указателе был обозначен как аварийно опасный и извивался как змея на протяжении 20 км.


 Почти все водители, проезжавшие мимо, останавливались и предлагали свою помощь. Примерно через полчаса ковыряний под капотом мы познакомились с Радиком, который проводит в Вершинино туры для лыжных групп. Он презентовал нам немного спирта, который мы залили в карбюратор, благодаря чему наша машинка все-таки дотянула до Каргополя. В Каргополе у нас было всего полчаса на то, чтобы поесть и привести машину в порядок, иначе мы могли бы опоздать на бой курантов. Пока я решала вопросы по нашему посленовогоднему размещению в гостинице «Каргополочка», какой-то добрый мужичок , разговорившись с Лешей у машины, притащил новые свечи и несколько литров растворителя.

Из-за большого расхода пришлось еще раз заправиться.

Через полтора часа мы уже свернули с шоссе на проселок в сторону Вершинино. Ехать оставалось около двух часов. И тут нас догоняют какие-то ребята на машине и интересуются, не местные ли мы и где можно найти трактор, чтоб вытащить машину из кювета. К сожалению, в этом мы им помочь не могли и поехали дальше, по дороге обсуждая, проедет ли мимо них по абсолютно пустой дороге, среди полузаброшенных деревень в новогоднюю ночь трактор? А деревни, которые мы проезжали, и впрямь в большинстве своем были нежилые. Кое-где в темноте мелькал огонек-другой, иногда на всю деревню один-единственный, и мы думали — кто этот человек, который в глуши живет один-одинешенек, не страшно ли ему? Пенсионер ли, не уехавший с насиженных мест, или небольшая компания, приехавшая отметить праздник на природу в домик своих предков?


  Мы развлекались по дороге тем, что считали, сколько в каждой деревне обжитых домиков. Изредка попадались целые жилые деревни, и у нас это вызывало удивленно-радостные возгласы.

В Вершинино мы приехали в 11 вечера, побросали вещи и побежали праздновать в кафе, где нас уже ждали другие туристы и Дед Мороз со Снегурочкой. После часа ночи приехали ребята из Мирного — те самые, которые искали трактор! Оказывается, они ехали туда же, куда и мы. Трактора они так и не дождались, но им удалось оттащить машину с пробитым колесом к какому-то деревенскому жителю на пару дней. Им повезло, что ехали на двух машинах. Настоящая экстремальная встреча Нового Года — такое запомнится надолго! Это Вам не дома лицом в салате! Мы пообщались все вместе, не забыв и про Деда со Снегуркой, пофотались, выпили новогодние напитки и запустили огненные петарды в ночное небо. В общем, праздник удался :)





Утром нас уже ждала насыщенная экскурсионная программа по местным достопримечательностям. Для начала мы посетили визит-центр парка, расположенный в отреставрированном старинном особняке начала 20 века, некогда принадлежавшем купцу Кожевникову. Мы как будто побывали в настоящем крестьянском доме той поры.
.



.

.

.

.


А потом отправились в деревню Филипповская, любоваться на Почозерский храмовый комплекс, построенный в 1700 году — выдающийся памятник деревянного зодчества, ансамбль -- «тройку», состоящий из двух церквей и колокольни.

.


.

.


Этот комплекс — один из пяти сохранившихся на Русском Севере и только один из трех – в Архангельской области. По дороге остановились у реликтовой четырехсотлетней сосны.

.


.

Недалеко расположен Филипповский погост.


  Ограда у него сплошная, деревянная — так раньше ограждали поселения от непрошеных гостей, а потом эта традиция перешла на кладбищенские ограды — она как бы отделяет мир мертвых от мира живых. Таких оград сохранились единицы на севере России. Если пройти еще немного по дороге, можно увидеть маленькую уютную часовенку Кирика и Улиты.


  Вообще, придорожные часовни попадались нам довольно часто — они были построены для путников, которые могли совершить небольшую молитву, находясь в дороге — для этого необязательно было искать церковь. Во многих деревнях церквей попросту не было, но часовня была обязательно. В часовню несли обетные вещи или пелены (ими пеленали больное место, молились о выздоровлении, когда выздоравливали — оставляли в часовне).


  В некоторых часовнях и сейчас висят десятки платков, полотенец и других обетных вещей.

Хорошенько подмерзнув (все-таки минус двадцать на улице), мы поехали в поселок Поча, в Дом народного мастера. Мне понравился подвесной Поцелуев мост через речку Почу — совместными усилиями мы его немного раскачали, хоть это было нелегко :)




  В Доме народного мастера нас ожидал теплый прием — выступление фольклорной группы «Северяночка», уставленный традиционными местными блюдами стол, рассказы о местных обычаях да и просто беседы за жизнь. Здесь мы познакомились с интересной женщиной — пенсионеркой Валентиной Егоровной, которая нам и про военные годы в деревне рассказала, и о современном житье-бытье. Зимой она живет у своей дочки в Поче, а весной перебирается на остров, где когда-то была ее родная деревня, а теперь осталось лишь два дома. Электричества на острове нет, только русская печка, на которой Валентина Егоровна и готовит, и травки разные сушит. Огород сажает, грибы-ягоды собирает. Полгода назад умер ее муж, но она не унывает — обучается игрушки из войлока делать, пряники северные выпекать, и даже показала нам свою новинку — картины из шерсти.


Поинтересовалась, будет ли это интересно туристам? Мы поддержали ее начинания и купили и пряники, и заек войлочных, и картинку шерстяную.

.



.

.


Пусть ее пряники не такие ровные, как фабричные, пускай вышитые заячьи морды немного странные — зато сделано все это от души. А еще Валентина Егоровна мечтает о компьютере и бензогенераторе, чтобы в своем домике на острове по вечерам можно было хотя бы лампочку зажигать.

Под руководством ее дочки Лены — мастера по лоскутному шитью, мы попробовали ангелочков тряпичных состряпать, но у нас так себе получилось.


  Зато удалось сделать крестец – крестик из палочек с завязанными на нем цветными ленточками.




  В старину с ним ходили на прорубь купаться. Крестец втыкали в снег рядом с прорубью, чтобы злые духи душу не украли. Еще можно было попробовать свое мастерство на ткацком станке.
.



.

.


Несколько часов пролетели незаметно — пора возвращаться в гостиницу.

Гостиница заслуживает особого внимания. Это бывший купеческий дом, реконструированный и достроенный.
.



.

В просторных комнатах воссоздана обстановка крестьянской спаленки — высокие деревянные кровати, лоскутные покрывала, яркие занавески — каждая мелочь продумана и радует глаз.

После насыщенного событиями дня так замечательно было попариться в баньке – настоящей, деревенской, без привычной всем нам чайной комнаты отдыха, которая есть в каждой сауне. Здесь предбанник ледяной — раздевайся и прыгай сразу в парную. А потом обратно. Я думала – наверняка заболею, ан нет, одевалась на холоде не торопясь — холодно мне уже не было. В одной кофточке и с мокрой головой в полотенце пробежалась по двадцатиградусному морозцу – и ничего! Главное – психологический настрой, а он у нас был великолепный! Некоторые туристы хотели бы, чтобы предбанник был теплый, но тогда это уже не настоящая деревенская баня будет. Раз приехали сюда – будьте добры, приобщайтесь к исконным привычкам местного населения.

Кормили нас каждый день в кафе «Почтовая гоньба», других заведений общепита в Вершинино нет.
.



.

.



.

.

Есть несколько магазинчиков, которые работают не допоздна — в них можно купить местный творог, сметану и другие продукты.
    В кафе нас кормили досыта, вкусной свежей едой — оладьи с местным творогом и малиновым вареньем, тушеной картошкой с мясом и грибами, всегда на столе были свежие фрукты и самодельная выпечка. Мы остались очень довольны.


   2 января после завтрака мы поехали кататься по окрестным деревням в дровнях на лошадках. До того момента я думала, что это развлечение чисто для детей. Но я ошиблась. Такой восторг испытала, когда лошадка припустила со всех ног под горку, и я вцепилась одной рукой в дровни, а другой — в самое ценное – в фотоаппарат! Один раз мы съехали в сугроб и я чуть не вывалилась из дровней — наша лошадь, оказывается, боялась трактора и решила уступить ему дорогу. В каждой деревне к нашему кортежу присоединялись несколько собак и сопровождали до края своей территории.


.

.

.

.

.












Новый Год на Кенозере (часть 2)
fotozerkalo_ru

В деревне Карпова Гора мы дали лошадкам передохнуть, угостили их яблоками,

.



.

.

.


а сами пошли на взгорье любоваться часовней Пахомия Кенского (ХIХ век)


и старинным домом Вахрамеева, построенным аж в 1818 году!


.

.

.



.

.




  Пока мы гуляли, одна из лошадей хорошенько полакомилась моей подстилкой из сена, на которой так мягко и тепло было сидеть в пятнадатиградусный мороз..

.


Наш возничий, деревенский паренек Костя, принес мне еще охапку, за что большое ему спасибо. На мой вопрос о возрасте Костя ответил, что ему 16 лет, хотя больше 12 я бы ему не дала. Но своей лошадью он управляет как надо и деньги для своей семьи на этом зарабатывать умеет.

.

.

.


.

.

.

.

.


  Потом мы еще немного проехали по деревне Шишкино и повернули обратно, т.к. все замерзли. 
.


.

.


  После обеда мы поехали в деревню Усть-Поча.


  Нашей целью был Дом Народного Мастера, но сначала мы попросили нашего экскурсовода Марину показать нам Никольскую часовню в этой деревне. Часовня примечательна тем, что в ней находятся подписные «небеса». Небеса – это деревянный потолок храма, собранный из фрагментов, образующих круг. Небеса в деревянном храме имитировали потолок каменного храма и расписывались подобным образом. Почему подписные? Потому что на них сохранилась подпись мастера, делавшего роспись. Небеса Никольской часовни в Усть-Поче – единственные в России дошедшие до нас подписные небеса! У всех остальных небес автор росписи либо неизвестен, либо эти подписи не сохранились до наших дней. Вызывает уважение и тот факт, что роспись небес в Никольской часовне делал подросток, уже имевший в своем юном возрасте звание мастера. Звали его Федор Захаров Иок.

.


.

.

.

.

.


В Доме Народного Мастера нас встретил фольклорный коллектив Кенозерочка. Участницы коллектива не просто спели нам, но и рассказали предысторию возникновения той или иной песни — по какому случаю и с каким настроением ее традиционно исполняют. В местном говоре букву Ч часто заменяют на Ц — звучит это необычно, но очень мило, например, «цасовенка» вместо «часовенка».

.


.

.

.

.

.

.



  Потом у нас были мастер-классы по бересте и войлоковалянию – вот где пришлось потрудиться! Мои руки, заточенные под компьютерную клавиатуру и кнопку фотоаппарата, совсем меня не слушались и с трудом скручивали полоску бересты так, как того требовала моя будущая берестяная рыбка.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.


Леша изготовил плетеную солонку.

.


.

.

.

.

.


За валяние валенок я браться не стала — решила подробно заснять этот процесс, поэтому Лешин валенок остался без пары. Изготовление сувенирных (маленьких) валеночек отличается от изготовления тех, которые можно носить. Для больших сначала слой за слоем шерсть утрамбовывается в пласт, из которого потом уже изготавливают валенки. А сувенирные валеночки делаются так: из дощечки выпиливают разборную колодку (состоящую из двух частей).Чесаную шерсть (мы использовали овечью, но думаю, и собачья тоже подойдет), хорошенько смоченную в мыльной воде, небольшими слоями накладывают на колодку, хорошенько замыливая руками каждый слой, стараясь соблюдать одинаковую толщину со всех сторон. Когда нужная толщина достигнута, еще минут 5 тщательного замыливания, потом аккуратно вынуть колодку по частям, промыть валеночек несколько раз в чистой непроточной воде, аккуратно отжать воду и просушить в теплом месте. После этого придать желаемую форму.
.


.

.

.

.

.

.

.


Валеночки можно подарить друзьям, повесить на елку в качестве новогодней игрушки, валянием валенок можно заниматься вместе с ребенком — это такое познавательно-развивающее действие, приобщающее к старинному русскому промыслу. Здесь же, в Центре народных промыслов и ремесел, местные мастера продают плоды своего труда, а туристы с удовольствием их покупают.
.

.


.

.


Кроме сувениров из бересты и валенок, здесь можно купить травяные чаи, сырье для которых местные жители собирают только здесь, на экологически чистой территории, в строго определенное время, и упаковывают в льняные мешочки. Я – фанатка разных сушеных травок – купила 6 разных чаев !


 Ну и конечно, перед уходом нас накормили от пуза и еще с собой всяких вкусностей дали.
.

.


.

Вечером мы сходили в гости к ребятам из Мирного – их поселили в гостевом доме посреди деревни. Они показали нам баню по-черному, в которой накануне парились. Но я, честно говоря, не рискнула бы ее посетить, т.к. наверняка вышла бы из нее чернее ночи — все, от пола до потолка, было в саже. Непонятно, как там мыться, чтобы не испачкаться?

Ребята работают на космодроме в Плесецке. Они рассказали нам много интересного про свою работу, показали фотографии со своих «рабочих мест».


  3 января после завтрака мы пошли осматривать «амбарный ряд» – хозяйственные постройки с устроенными внутри тематическими экспозициями.




 В «Мастерской древодела» можно было ознакомиться с разнообразными инструментами и специальными плотницкими приспособлениями, и даже увидеть фрагменты мини-срубов, собранных разными способами. Я даже не подозревала, что скрепить бревна в срубе можно по-разному — эх, темнота московская!




  Название «Гефестово подворье» говорит само за себя. Кузнечное ремесло очень ценилось в деревнях – без кузнеца ни лошадь подковать, ни колесо для телеги сделать. Постоянного кузнеца в Вершинино нет — а так нужен!

.



.

.


Но самое большое разнообразие мы увидели в «Рухлядном амбаре».


  Во времена наших предков рухлядью называли пожитки – «рушимое добро», пригодное для использования. В этом огромном амбаре представлена именно старинная «рухлядь» – крестьянская мебель и посуда, предметы быта, орудия труда, мужские и женские ремесленные инструменты, традиционные рыболовные снасти — в общем, все, что окружало крестьянскую семью и в нелегком труде, и в праздники.

.


.

.

.

.

.

.

.

.

.


.

.

  В «Рухлядном амбаре» есть небольшая гончарная мастерская, которая так же, как кузница – кузнеца, ждет своего хозяина-гончара.

.


.

.


   Ну и, конечно, мы не могли не побывать в часовне Николая Чудотворца, которая расположена на святом холме в Вершинино. Она является символом Кенозерского Парка и видна каждому въезжающему в деревню. Построена она была не позднее 18 века (а возможно, и раньше).

.


.

.

.

.

.

.


В интерьере часовни сохранилось 16-гранное «небо» с изображением архангелов, евангелистов и Распятия, расписанное в 19 веке.

.


.

.

.

.


С холма открывается великолепный вид на само Вершинино, озеро Кенозеро с островами и окрестные деревеньки.

.




Новый Год на Кенозере (часть 3)
fotozerkalo_ru

Северный зимний день очень короток – не успеешь оглянуться, как уже начинает смеркаться. Проводив наших приятелей-туристов, с которыми мы так здорово провели несколько новогодних дней, в обратный путь домой, мы поспешили кто куда – Леша на рыбалку, я – фотографировать.

.


.
.

.

.


Еще в первый день нашего пребывания в Вершинино я обратила внимание на величественный полуразрушенный крестьянский дом, выделяющийся среди соседей своим размером. Он напомнил мне старика, который не хочет сдавать свои позиции и цепляется за жизнь как только может.

.
Нажмите Read more...

Read more...Collapse )К этому двужирному (двухэтажному) дому я пробиралась по глубоким сугробам. Администрация парка предложила владельцам дома выкупить и отреставрировать его, но хозяева никак не могут договориться между собой, а дом меж тем разрушается и уходит в землю. Очень тоскливо было мне заглядывать в его разбитые окна и видеть немощь на месте прежнего величия.
.


Read more...Collapse )  Потом я решила навестить Лешу на рыбалке. По пути мне попалась прорубь, куда деревенские ходят за водой. Колодцев в деревне нет — слишком глубоко рыть нужно, поэтому воду носят по старинке, из озера. Тропинка к проруби помечена вешками, возле проруби – топор и куски вывороченного льда — нелегкий труд до сих пор сопровождает деревенского жителя во всех его насущных делах.
.

.

.


Read more...Collapse )Рыбалка не удалась — место незнакомое, рыбное ли? Мороз – долго не вытерпеть, да и лунка то и дело замерзает.

.


На обратном пути, на стене местного магазинчика, я долго стояла перед вот этим объявлением и искала опечатку в цене.

.

Вот куда за елкой приезжать нужно! Жаль только — от дома далековато...

4 января погода преподнесла нам великолепный подарок — после нескольких пасмурных дней наконец-то появилось солнышко. Не спеша, по-северному, оно выползло к 12 часам дня, но светило не ярко, а было как будто в дымке, и казалось – вот -вот исчезнет.

.



Read more...Collapse )Пока мы меряли лыжи для прогулки, я бегала к окну – не пропало ли светящееся пятнышко, озарившее все окрестности, придающее моим фотографиям совсем другое настроение и объем?

Выбор лыж оказался невелик — либо 39 размер, либо 44. Учитывая мороз, я взяла 44 на свою ногу 38 размера, и правильно сделала, как потом оказалось. 2 пары носков — и можно ходить хоть целый день. У нас была цель — сходить на разведку в деревню Валентины Егоровны, тем более до нее всего 2 километра по озеру. Слова бессильны описать окружающую нас красоту, поэтому я старательно фотографировала. В начале пути нам попалась лошадка с санями, доверху гружеными сеном — сразу вспомнилось некрасовское стихотворение про «хвороста воз» и повеяло чем-то добрым и сказочным. Эх, житель городской, неприкаянный! То, что для других — дела насущные, для тебя – удивление и восторг. Как оторвался ты от корней своих, от земли-кормилицы... Я провожала и взглядом, и объективом эту лошадку-труженицу, пока она не скрылась за поворотом.
.



Read more...Collapse )  Дорога по озеру была помечена вешками на много километров вперед – это чтобы ни снегоходы, ни лошадки с сеном не заблудились и не попали в полынью. На лошадках возят сено из соседних заброшенных деревень, где летом сенокосы, на снегоходах на рыбалку ездят и туристов катают, ну и по своим деревенским нуждам, конечно. Нам, например, на снегоходе воду из озера подвозили для гостиницы и бани.

.


Read more...Collapse )  Я чуть было не пропустила деревню Егоровны — два неприметных дома на берегу, прикрытые деревьями.


 Сугробы по пояс, но лыжи я все-таки сняла – на горку карабкаться неудобно. Все просто – домик, огород, банька, стога. И тишина морозная, и прячущееся солнце за стогами. Красота! Кайф! Где-то есть Москва? Не, вранье. Есть только этот снег, эта тишина и мы.

.


Read more...Collapse )  Недалеко я приметила крест. Близко подходить не стала – сугробы большие..

Почему-то подумалось, что Валентина Егоровна мужа своего там похоронила.
.


Read more...Collapse )  В тот же вечер мы нагрянули в гости к Валентине Егоровне в Почу. Очень уж хотелось перед нашим отъездом еще раз повидаться.

.

Рассказала я ей про крест. Оказалось, когда-то на этом месте часовня стояла, а потом сгорела — вроде как сосед виноват. Сосед потом заболел и умер, а Егоровна крест на свои средства поставила, чтобы память о часовне не стерлась совсем. Хочет, говорит, часовенку на этом месте возродить, только денег нет. Боюсь, в этом даже мы ей помочь не сможем – одно дело компьютер с бензогенератором, и совсем другое – часовня. Но вдруг случится чудо? Кто его знает... Валентина Егоровна дала нам на дорожку банку малинового варенья и приглашала приезжать летом. Мы только ЗА!


   6 января мы встали пораньше — сегодня нам нужно быть в Каргополе к часу дня на экскурсии. До свидания, Вершинино!


.



Read more...Collapse )
.

Read more...Collapse )  Еще в моих планах было немного поснимать по дороге от Вершинино до Конево, т.е. до въезда на трассу. Это та самая дорога, по которой мы ночью 31-го декабря торопились на празднование Нового года, со множеством уютных заброшенных и жилых деревенек. Была бы моя воля – в каждой бы останавливались и любовались видами на милые домики с дымком из трубы, на петляющие речушки и заснеженные деревья, но времени было в обрез.
.


Read more...Collapse )  Остановились за поворотом сфотографировать заснеженную березку,

.

как вдруг на пустой дороге одновременно с двух сторон появились груженые лесовозы! На проселочной дороге они оказались вровень с нашей машиной! Визг тормозов, мат-перемат... Прицеп с бревнами навис над нашей машинкой... Эту березку я не забуду никогда.
 
Перед выездом на трассу мы переправились через реку по ледяной переправе. Периодически, с помощью насоса, на лед выливают новые и новые порции воды – для укрепления льда. Ночью 31 декабря мы только благодаря навигатору поняли, что ехали не по обычной дороге, а по ледяной.
.


Read more...Collapse )   Выехали на трассу. Дорога пустая, широкая, ровная. Видим — голосуют. Хоть и завалено было заднее сиденье вещами и подарками, мы все-таки остановились. Шутка ли – мороз минус двадцать. Мужичок в ушанке и тулупе и сын конопатый – оба как с картинки. Возвращались откуда-то в свою деревню – всего-то двадцать километров! Нам было по дороге, да и по времени мы укладывались, поэтому доставили их прямо до дома. В их деревне всего несколько домов жилых, народу мало, зато собак полно, что меня удивило.
.

Симпатичная деревенька, Луги называется.

Вообще, как мы заметили, сельские жители мыслят другими расстояниями, чем мы привыкли. Для нас несколько километров пройти пешком – уже событие, для них это и не расстояние вовсе. Сколько раз на трассе видели бабульку, и не одну – идут неведомо куда, ни до, ни после них на несколько километров ни одного населенного пункта. Мороз, а они идут, не голосуют – привыкли, видимо, все свои дела решать без посторонней помощи.

.



Read more...Collapse )   Ну вот и Каргополь!


 Городок с населением чуть более 10 тысяч человек, зато на целый год старше Москвы, и судя по частым упоминаниям об этом факте, местные жители этим гордятся. Дома топятся дровами или углем, отчего в городе стоит приятный и незабываемый запах дымка.


Улицы перпендикулярны друг другу, поэтому заблудиться сложно, но все-таки можно – как мы поняли уже поздно вечером. Вообще своим обликом Каргополь похож на Пудож и, наверное, на десятки других провинциальных северных городков. Но его славное прошлое, когда Каргополь был центром торговли и процветал, все-таки отличает его от других подобных населенных пунктов. В центре города находится Соборная площадь с колокольней, отстроенной в 18 веке взамен сгоревшей.


Деньги на постройку новой дала Екатерина II, о чем свидетельствует вензель с буквой Е.


С колокольни открывается вид на весь город и на прямую, как стрела, улицу Ленинградскую (бывшую Санкт-Петербургскую).

.


Read more...Collapse )С той стороны ожидали приезда Екатерины II, но она так и не добралась до Каргополя. Лесенка на колокольню темная, скользкая и узкая – вдвоем не разойтись. На колокольне 2 яруса, с которых можно любоваться видом на город

.


Read more...Collapse )и на Христорождественский собор, построенный в 16 веке.

.


Read more...Collapse )
.

Исторические экспозиции Каргополя расположены в нескольких местах, причем многие из них занимают часть помещений в церквях и соборах.

.



Read more...Collapse )Мы были, если не ошибаюсь, в музее в Введенской церкви.

.


Read more...Collapse )Потом пошли на набережную реки Онеги и увидели чудесный закат. Позабыв про экскурсовода, все бросились фотографировать заходящее солнце. Зрелище и правда было впечатляющее.

.


Read more...Collapse )Несколько человек (и я в том числе) пытались поймать в объектив его последние лучи, выбежав на открытое место, и буквально прыгали друг за другом по сугробам.

Прийдя в себя после увиденного, мы с группой отправились в Центр ремесел Берегиня. Судя по списку, висящему в Центре, научить здесь могут всему – и пряники северные выпекать, и кукол тряпичных делать, и игрушку глиняную лепить. Мы разделились на две группы. Одна часть туристов пошла лепить каргопольскую игрушку, а мы делали лоскутных кукол без использования иголки. Получилось у нас очень даже неплохо.

.



Read more...Collapse )Думаю, если бы современные дети играли бы в такие куклы, наши куколки им понравились бы. Особенно мне запомнилась дорожная кукла – несколько маленьких куколок, пришитых на полоску ткани – это чтобы дети в дороге не потеряли свою игрушку. И еще кукла-перевертыш с четырьмя головами, олицетворяющая четыре времени года, с простой, но оригинальной конструкцией (если так можно сказать о тряпичной кукле). Мы делали куклу-оберег. В стародавние времена такую куклу для своего ребенка мама делала из своей старой ношеной вещи, добрая энергетика которой должна была защитить дитя. Кукла была безликой.

На лепку игрушек мы решили сходить к известному не только в России, но и за ее пределами мастеру, Валентину Дмитриевичу Шевелеву.



  Уже пятое поколение семьи Шевелевых продолжает лепить традиционную каргопольскую игрушку. Валентин Дмитриевич сторонник изготовления обварной игрушки – после обжига ее окунают в мучную болтушку.




Большинству же людей каргопольская игрушка знакома в другом виде, более нарядном – по белому полю наносится цветная роспись. Таким же способом изготавливают игрушки и в Берегине.

.



Read more...Collapse )У нас была возможность сравнить двух берегинь – шевелевскую и из Центра ремесел. Себе на память мы купили шевелевскую, с авторской подписью. Вообще берегиня – символ женского начала, плодородия.


  В доме, где когда-то жили родители Валентина Дмитриевича, теперь устроен дом-музей. Стол, за которым работал отец Валентина Дмитриевича, сохранился в неизменном виде – как будто мастер отошел всего на минутку.



  У Валентина Дмитриевича есть два родных брата – Владимир и Виталий, которые тоже занимаются искусством – и лепят, и картины пишут. У Валентина Дмитриевича мы задержались до самой ночи – лепили коняшек, а Леша успел еще и берегиню сделать, причем очень похоже на оригинал – у меня бы так не получилось.


В руках мастера кусок глины за пару минут превращался то в свистульку, то в куклу, я же за час еле-еле коняшку слепила.

.



Read more...Collapse )Глина долго не ждет – подсыхает и трескается, и начинай все сначала. Как любое ремесло, даже незамысловатое на первый взгляд, требует труда и терпения. Игрушки наши мы оставили на печке подсыхать, чтобы назавтра забрать в Москву. Многие туристы понимают, что им не довезти сырые игрушки до дома, и оставляют их у Шевелевых. На печке в мастерской рядами стоят их разнокалиберные попытки создать шедевр.

На обратном пути к гостинице мы ухитрились немного заблудиться. На этот раз, после моего звонка в какую-то квартиру, милая женщина доходчиво объяснила нам, как добраться до «Каргополочки».

Путь в Москву мы решили разделить на 2 части, с ночевкой, чтобы не пришлось особо геройствовать. Ночевали в Вологде, в гостинице «Вологда».

На выезде из Каргополя природа на прощание решила побаловать нас незабываемыми пейзажами – именно таким нам нам запомнится этот край, в который мы еще обязательно вернемся!


.

Read more...Collapse )

На Соловки. Часть 1.
fotozerkalo_ru

Здравствуйте, уважаемые читатели! Если вы решили посетить Карелию (и Соловки в том числе), то, возможно, мой рассказ окажется вам полезным.

Это уже не первое наше путешествие в Карелию, а точнее – третье. Первое знакомство с этим прекрасным краем состоялось зимой 2008 года – тогда мы купили турпутевку на время рождественских праздников. Вторая поездка была уже в конце лета 2008 года – мы путешествовали на своей машине, с заездом (а точнее, заплывом) на Валаам. И вот мы снова собрались в путь – я, Леша и наши друзья – Серега и Денис. В этот раз мы решили добраться до Соловков, преодолев 1500 км в один конец на нашем ИЖ ОДА. Как и в поездке на Валаам, наша машинка нас не подвела, несмотря на свой 10-летний возраст. Главное, хорошенько проверить и подремонтировать ее перед дорогой, и тогда она даст фору практически любой иномарке в плане проходимости и ремонтопригодности прямо на дороге.

Подготовка.

Время для поездки мы выбрали такое же, как и в прошлом году – конец августа и начало сентября. В это время гостиницы и турбазы уже не забиты народом, больше свободных экскурсоводов (по возможности мы старались не присоединяться к тургруппам, а брать индивидуальные экскурсии), при фотографировании достопримечательностей реже попадают в кадр случайные люди – для меня как для фотографа это вопрос принципиальный. Да и комары не докучают (хотя бывают исключения, как в этот раз). В конце августа еще вполне можно застать чернику и голубику, а в начале сентября уже краснеет брусника – вкусная и наиполезнейшая и ягода.

Нынешняя наша поездка была тщательно продумана – во многом, конечно, благодаря прошлогодней – мы уже знали, какие вещи нам точно понадобятся, а какие можно смело оставить в Москве. В машине место было строго ограничено, поэтому практически каждая вещь проходила проверку на «профпригодность». Отбор однозначно прошли : топор, железный чайник, коптилка для рыбы, удочки, высокие резиновые сапоги, кипятильник, плотно закрывающиеся емкости для ягод и грибов – обычные пластиковые баклажки из-под покупного шашлыка (при необходимости они также служили емкостями для набора, хранения и кипячения воды, для складирования недоеденных кусков, для разведения каши из пакетиков и т.п.), и пластиковое легкое (и тоже многофункциональное!) ведро. Еще мы взяли пару 5-литровых канистр из-под покупной воды – собрав бруснику, ее можно тут же залить водой и герметично закрыть, она спокойно будет ездить с вами не один день. А дома, поставив канистру в прохладное место на месяцок, получите отличные моченые ягоды (только не забудьте в воду добавить несколько столовых ложек сахара). Немаловажным предметом в подобных поездках я считаю зонт – в Карелии погода меняется каждые 15 минут – только что на небе не было ни облачка, и вдруг уже моросит дождик… Зонтом можно быстренько накрыть походный стол с едой, а на пеших экскурсиях он просто незаменим, так как дождь может идти не один день подряд. Если собираетесь включить в свою поездку передвижение на плавсредствах (я не про байдарки !), то стоит взять с собой головной убор для защиты от ветра и таблетки от укачивания.

Удобная, износостойкая обувь – залог хорошего настроения, если вы собираетесь много времени посвятить пешим прогулкам и сбору ягод-грибов.

Про фотоаппарат я уже не говорю – этот предмет для меня всегда является номером один во всех поездках. Было взято два фотоаппарата – «зеркалка» для качественной съемки красивостей и «мыльница» для съемки видюшек и запечатления нас любимых в различных ситуациях. За сохранность и использование «мыльницы» отвечал Леха, я – само собой, за зеркалку. А нужно было бы мне и за «мыльницей» приглядывать… Но об этом позднее.

Заранее по интернету были найдены турбазы, на которых можно было бы остановиться, и достопримечательности, которые стоило бы посетить. На всю поездку мы отвели около двух недель – больше не позволяли обстоятельства. На дорогу до Соловков мы прикинули 3 дня, на пребывание на Соловках – 4-5 дней, на дорогу с Соловков до турбазы, где собирались потом отдохнуть – 1 день, на саму турбазу – 4-5 дней. Целью нашей поездки было узнать что-то новое, побывать на эксурсиях, ну и по лесу походить за грибами-ягодами, порыбачить – какая же Карелия без этого! В общем, отдохнуть разносторонне, что нам удалось сделать на все 100%.

Я никогда не ездила так далеко на машине, и мне казалось тогда, что Соловки – это край земли. Я много про них читала, но хотелось ощутить самой, прочувствовать это место, о котором столько написано, и куда туристы и паломники едут со всего света.

Предисловие закончено. Скажу сразу – я не буду выкладывать здесь подробные исторические справки и описания мест, где мы побывали – все это при желании можно найти в интернете. Я постараюсь описать свои личные ощущения от поездки и, по-возможности, остановиться на каких-то моментах, которые, вероятно, не описаны в интернет-статьях, но будут полезны и интересны начинающим туристам. Да и требовать с меня какой-то объемной информации нельзя, потому что основное, чем я занималась в поездке – это фотосъемка, и слова экскурсоводов очень часто до моих ушей просто не долетали.

1 день. Выезжаем из Москвы в 6 утра – если припоздниться, начнутся пробки, а это нам было совсем не нужно. Сегодня мы должны проехать 850 км до города Олонец, в котором есть несколько гостиниц на выбор для ночевки. Сначала мы заехали за Серегой на дачу (это около 100 км по Новой Риге), а потом поехали в сторону Клина (точнее, это мы так думали, а на самом деле ехали в противоположную сторону). Пока очухались и вернулись обратно, потеряли около часа. Неприятности на этом не закончились.

Из Клина выехали примерно в 10.30 и поехали по Ленинградке. И тут на 372 км нас тормозит наша доблестная милиция и отбирает права за то, что мы, обгоняя фуру, не успели завершить маневр и немного проехали по встречке. Дорожная разметка в этом месте не соответствует ГОСТу, а машины ГАИ, как оказалось потом, стоят на этой горке не один год. Комментарии излишни. К слову сказать, начиная с Тверской области и до самой Карелии, практически каждые 10 км попадаются хорошо оснащенные засады, так что скоростной режим там лучше не нарушать и не выезжать на встречку в неположенных местах. Правда, в этих засадах есть свои плюсы – на дороге практически идеальный порядок, какой редко можно увидеть даже в Москве. В общем, в дальнейший путь мы отправились со справкой и изрядно подпорченным настроением, потеряв на переговорах со стражами порядка еще около часа.

По Ленинградке доехали до поворота на Кириши ( в деревне Зуево) и двинулись по трассе А 115. Доехав до реки Волхов, остановились около плотины полюбоваться на величественную, широченную реку и сфотографировать ее и не менее величественные промышленные гидросооружения.




Продолжение рассказа...Collapse )

Соловки. Часть 2
fotozerkalo_ru

ДЕНЬ 5.

Сегодня нам предстояла многочасовая экскурсия «три в одном» – лодочный поход, посещение Секирной Горы и Ботанического сада.



Read more...Collapse )Продолжение...Collapse )


УСЛУГИ ФОТОГРАФА В МОСКВЕ
fotozerkalo_ru
Предлагаю полный комплекс услуг по фотосъемке свадеб (свадебный фотограф), праздников, рекламы, моды, архитектуры, предметов, интерьеров, фотосъемку детей и другие виды фотоуслуг.


fotozerkalo.ru      



?

Log in

No account? Create an account