Previous Entry Share
Новый Год наоборот (Карелия 2010)
fotozerkalo_ru
Все фотографии из этой поездки можно увидеть здесь http://www.fotozerkalo.ru/index.php?ActType=texts&texts=66                                          

Новый 2010 год мы однозначно решили провести в Карелии. Прошедшим летом, при поездке на Соловки на машине, у нас отобрали права, поэтому зимнее путешествие пришлось совершить на поезде. Путевку купили через турфирму, так как в новогодние праздники просто приехать на турбазу и заселиться практически невозможно – только с помощью покупки тура. Наш тур назывался «Новый Год наоборот». Билеты на поезд Москва-Петрозаводск тоже пришлось брать через турагентство – оно выкупает целый поезд на определенные числа, и в свободной продаже эти билеты могут вообще не появиться. После 4-дневного тура мы запланировали остаться на турбазе еще на пару дней, и сами купили обратные билеты на 5 января.

30 декабря. Уезжаем с Ленинградского вокзала вечером, полные радостных ожиданий. Температура за бортом -10.


31 декабря. Прибываем в Петрозаводск в 9 утра, на улице -17. Нас встречает менеджер турфирмы – у нас по плану обзорная экскурсия по городу. По дороге к набережной автобус застревает возле мэрии – дороги практически не чистятся, а свои машины жители Петрозаводска паркуют также, как в Москве – там, где есть свободное место. После 15 минут осторожных движений туда-сюда наш автобус все же выезжает на дорогу. Вся группа идет направо – осматривать авангардные скульптурные композиции,

Скульптура "Рыбаки" на набережной Петрозаводска

мы бежим налево – фотографировать ротонду, которую воздвигли на том месте, куда в 1703 году причалил основатель сего города Петр I. Теперь это излюбленное место посещения молодоженами – с нее открывается великолепный вид на Петрозаводскую губу Онежского озера. Дует ледяной ветер, в связи с чем я приноравливаюсь фотографировать в варежках.


Догоняем нашу группу, которая уже дошла до памятника Петру I.

Памятник Петру I

Далее нас везут завтракать в кафе «Старый город», расположенное в гостинице «Невская» – весьма уютное местечко.


После завтрака мы едем в парк-отель «Сямозеро» – это около 100 км от Петрозаводска. Парк-отель – это, конечно, громко сказано – обычная турбаза. Кстати, старое название «Сямозера» – «Лесная сказка», оно до сих пор фигурирует в интернете и сбивает с толку. Местные жители и сейчас, по привычке, называют эту турбазу старым названием. Она в основном рассчитана на прием детей в большом количестве, в любое время года здесь работает детский лагерь. В один из «детских» корпусов нас и заселяют – вместе с инструкторами, организующими активный отдых для детей и взрослых. Одноэтажное кирпичное здание с удобствами на блок – это все, что мы знали о нашем размещении до поездки. О чем мы не знали: что в комнатах температура около 10C, несмотря на теплые батареи; что горячая вода появится только на четвертый день нашего пребывания; что в комнатах нет розеток, а выключатель верхнего света находится снаружи комнаты! Мы выпросили удлинитель и протащили его через весь холл в нашу комнату. Телефоны и аккумуляторы для фотоаппаратов пришлось заряжать в холле от общей розетки. Нас очень выручил обогреватель «ветерок», взятый из Москвы – он работал все дни нашего пребывания на турбазе практически без перерыва.


На территории есть еще гостиница на 20 мест и коттедж на 4 места, там было тепло и уютно, но занято :)




По приезду аниматоры развлекали нас играми и конкурсами на свежем воздухе, а потом, после небольшого перекуса, мы пошли вздремнуть перед новогодним банкетом. Сам банкет проходил в столовой турбазы – помещение, конечно, так себе, но новогодняя программа, которую вел музыкальный карельский коллектив Skylark, заставила забыть о подобных мелочах. Они пели песни на карельском и русском языках, играли на карельских народных инструментах и дали поиграть на них всем желающим, проводили веселые конкурсы и водили с нами хороводы. Впечатление от их выступления остались самые положительные – для нас, избалованных всяческими зрелищами москвичей, это было вдвойне неожиданно и приятно. На банкете мы познакомились с ребятами из Москвы, которые приехали в снегоходный тур, и решили на следующий день присоединиться к ним.


1 января. Подъем в 10 утра, завтрак в 11. Примерка снегоходного снаряжения заняла целый час – нам выдали теплые туристические костюмы, снегоходные бахилы, перчатки, шлемы… Нацепив все это, мы почувствовали себя настоящими космонавтами!


Сегодняшний маршрут проходил сначала по лесной дороге, потом – по озеру Сямозеру (ударение на первый слог).




Небольшое отступление от темы: в названиях карельских населенных пунктов и озер ударение обычно падает на первый слог. Сначала это кажется неудобным для произношения, но стоит немного потренироваться – и вам понравится, да и местные жители увидят, что вы не лохи московские (питерские и т.д.), а вполне полноценные гости Карелии. Примерно на середине нашего пути мы заехали в деревню Кудама. Здесь, на одноименной турбазе, нас накормили вкусным обедом, и мы отправились дальше. Заехали в деревню Чуйнаволок, где я сфотографировала старинные карельские дома. Начало темнеть, и мы отправились в обратный путь. Проехав по Сямозеру около 16 км, уже практически у самого берега заглох один из наших снегоходов – в нем неожиданно закончился бензин. Наш инструктор поехал его буксировать, но снегоход зарылся в мокрый снег рядом с трещиной, из которой на лед вытекала вода. Пришлось ребятам оставить этот снегоход на озере и ехать на инструкторском до самой турбазы.


Всего в этот день мы проехали около 60 км.


2 января. Сегодня нам предстоял небольшой лыжный поход (около 4 км в одну сторону) в заброшенную деревню Павшойлу. На турбазе нам бесплатно! выдали абсолютно новые лыжи, лыжные палки и ботинки — это было большой и приятной неожиданностью. Когда-то я занималась беговыми лыжами, но на утоптанной лесной дороге быстро выдохлась и плелась в конце группы – но только до тех пор, пока мы не свернули в лес и не пошли по снежной целине. Я, к своему удивлению, обогнала всех, и мы вместе с инструктором стали прокладывать лыжню для нашей группы. Пройдя лес, мы вышли на живописное заснеженное озеро с островками деревьев – и вот она, деревенька, скромно и незаметно расположилась на противоположном берегу Павшозера.


В одном из домов шел дымок из трубы и лаяла собака (которая, впоследствии прикормленная хлебушком, ушла за нами турбазу). Это рыбаки заняли дом, наиболее подходящий для проживания. Оглядев брошенные дома снаружи, мы сняли лыжи и зашли в один из них.

Заброшенный дом в Павшойле



Осмотрели так называемый «интерьер» и кипы старых фотографий, документов и писем, почему-то оставленных прежними жильцами. Держа в руках эти бумаги, испытываешь особый трепет, и перед глазами возникает история чьей-то незнакомой жизни.


Холод выгоняет нас из дома и заставляет двигаться дальше. Мы идем в часовенку на взгорье, где я делаю несколько кадров. На обратном пути наконец-то выглядывает солнце, и синий снег озаряется оранжевыми лучами. Запасные аккумуляторы для фотоаппарата по очереди греются в моих варежках. Засмотревшись на заснеженный пень, похожий на сказочное существо, я начинаю его фотографировать и так, и этак. Один аккумулятор благополучно ныряет в полуметровый пушистый сугроб, но я этого даже не замечаю – настолько увлечена съемкой. В подобной ситуации шансы найти его практически равны нулю, но мне везет! Вот оно, счастье!


3 января. Сегодня мы отважились на еще одну снегоходную поездку. Температура на улице -27C, но мы полны решимости. Сегодня нам предстоит более сложный маршрут, который практически целиком проходит по лесу. Главная наша цель – деревня Рубчейла, которая является живым памятником деревянной архитектуры Карелии. Проезжаем две деревеньки – Проккойлу и Гижозеро – и углубляемся в лес.

В деревне Гижозеро



Красота вокруг неописуемая! Но за дорогой, которую прокладывает по снегу наш инструктор, нужно следить очень пристально и стараться попадать лыжами снегохода в проложенную им лыжню, иначе снегоход тут же въезжает в сугроб и становится практически неуправляемым. Несколько раз я все же съезжаю с проложенной тропы, снегоход зарывается в снег и сильно накреняется. Пару раз я чуть не опрокинулась вместе с ним, а все из-за того, что слишком интенсивно вертела головой по сторонам, любуясь нетронутым заснеженным лесом. Тропа то ныряет вниз, то поднимается вверх, то неожиданно петляет. Водителю (то есть мне) становится жарко, чего не скажешь о пассажире. И вот, оставив за плечами около 40 км снежной целины, мы наконец-то въезжаем в Рубчейлу.


Встреча дорогих гостей, то есть нас, проходит в старинном карельском доме Ермолаева, которому уже около 150 лет. Нас встречают женщины в национальных карельских костюмах и усаживают за стол, на котором чего только нет – и жареные судак со щукой, и курочка тушеная, и картошечка вареная, капустка квашеная, огурчики соленые, морс клюквенный и еще всякая всячина. К чаю из настоящего самовара подают кейтынпирай (ударение на первый и третий слог) – «пирог для зятя», или, дословно, «жареный пирог».



Из сладкого теста, замешанного на сметане, раскатывается тонкий блин, на одну его половину тонким слоем кладется начинка из сладкого пшена, закрывается второй половиной, а затем все это обжаривается в большом кол-ве растопленного сливочного масла. Если верить преданиям, карельская теща, завидев в окне своего зятя, бросалась делать это пирог, и к его приходу кейтынпирай уже якобы был готов. Когда мы в Москве позднее пытались повторить тещин опыт, то изрядно попотели, прежде чем результат нашего труда стал похож на настоящий кейтынпирай.


Подкрепившись, мы отправились обратно на мороз, где для нас провели экскурсию по деревне.


Возникла деревня в XVIII веке, в 1820 году насчитывала 7 домов, через 50 лет — 10, а к началу ХХ века в Рубчейле проживало 86 жителей. Согласно статистическим данным население деревни в те времена жило неплохо: на один двор приходилось до 14 голов крупного скота, что было вдвое больше, чем во всём остальном районе. На протяжении нескольких десятилетий во второй половине ХХ века основным занятием жителей деревни была заготовка смолы для лесохимического производства. Кроме того, в деревне существовал большой колхоз (общей площадью более тысячи ГА) со своей оросительной системой, в котором выращивались практически все культуры средней полосы. Такой объем сельскохозяйственного производства не характерен и трудоемок для такой маленькой деревни. Исторически в деревне сложилась живописная композиция, состоящая из нескольких рядов домов, ориентированных в разные стороны. Причиной тому послужило создание нового генерального плана строительства для деревни Рубчейла. В 1909 году землемер из Петрозаводска Б. В. Бекеш разработал тот самый план и попытался провести его в жизнь. Однако крестьяне деревни стали противиться нововведению, потому что работа Бекеша была составлена без учёта местных особенностей. Поэтому часть старых домов по древней карельской традиции так и осталась стоять, ориентируясь лицевыми фасадами на юг. Другая часть домов стояла фасадами по направлению к дороге, а некоторые возвели жилища согласно плану Бекеша. Так и получилось, что ни о какой единообразной застройке в Рубчейле и говорить не приходится, но вместе с тем, это и отличает поселение от многих других. Несмотря на своеобразную застройку, деревня сохраняет типично карельский облик.



Балкон дома в Рубчейле



Сейчас в Рубчейле находится несколько зданий, признанных памятниками архитектуры. Среди них и дом Ермолаева (вторая половина ХIХ века), в котором нас так душевно приняли. Дом сохранил свой первоначальный облик, кроме того, в нём собраны различные предметы крестьянского быта начала ХХ века. Он расположен у дороги в центре деревни и является эталоном жилой постройки, характерной для карел-ливвиков. Во время нашего посещения большая часть дома была на реставрации, но мы надеемся, что приедем сюда еще раз.



После экскурсии мы вернулись в гостеприимный дом Ермолаева, и там для нас устроили небольшое, но очень впечатляющее фольклорное выступление. Те самые женщины, которые угощали нас разносолами, преобразились в коллектив «КГБ» («Корзинская Группа Бабушек », Корза – деревня недалеко от Рубчейлы). У меня язык бы не повернулся назвать их бабушками – такие звонкие и чистые были у них голоса, так блестели их глаза во время исполнения песен на карельском и русском языках. Слушая некоторые из них, я прослезилась, и это происходит со мной всякий раз, когда я пересматриваю свои видеозаписи – настолько искренне и с душой исполнялись эти песни.



Погрев свои кости на карельской печи, мы засобирались в обратный путь – на улице уже стемнело, а нам еще предстояла дорога через лес. Скажу сразу – волков мы не встретили, хотя во время коротких остановок звали их на разные голоса.


4 января. Сегодня мы решили посетить соседнюю деревню Сяргилату, известную тем, что в ней снимался фильм «А зори здесь тихие», а в 90-х годах финской киногруппой был снят документальный фильм "Последние карелы" о старожилах Сяргилахты. Название деревни происходит от карельских слов «сярки» - «плотва» и «лахти» - «залив».




Солнце вышло из-за горизонта поздно – около 12 часов дня – так что до деревни мы шли синей-синей заснеженной лесной дорогой.

   Особенностью ландшафта, окружающего деревню, являются многочисленные острова и заливы, небольшие лесные озера вблизи берега Сямозера. Практически все побережье покрыто сосновыми и еловыми лесами. В окрестностях деревни рельеф местности холмистый, с выходом на поверхность скал и камней-валунов ледникового происхождения. Форму поселения в виде подковы определяет изогнутая береговая линия. Лицевые фасады домов в основном ориентированы на озеро. Дома высокие, добротные, создают ощущение надежности и защищенности (по крайней мере, так мне показалось снаружи).     Сколько человек живет здесь зимой, точно сказать не могу, но некоторые дома были на замке. Летом, конечно, население увеличивается за счет приезжих. Больше других наше внимание привлек дом-усадьба Чесноковых – высокий, длинный, с симпатичным резным балконом.



Усадьба Чесноковых



Иметь балкон мог позволить себе не каждый хозяин, только очень зажиточный. Балкон не нес функциональной нагрузки, он был украшением дома и показателем состоятельности домовладельца. Его обычно украшали резьбой и символикой с изображениями солнца, которого так мало в здешних краях.

  Вдоль самого берега озера расположены бани и амбары. То там, то здесь нам попадались лодки и баркасы, скованные льдом. Очертания некоторых из них едва угадывались под снежными шапками.







  В центре деревни находится кладбище с часовней. К сожалению, про существование часовни мы тогда не знали и не стали заходить на кладбище – соответственно, и часовню не увидели. В Сяргилахте сохранилась еще одна черта традиционных карельских деревень – косые изгороди из жердей. Если не знать об особенности их изготовления, то можно подумать, что изгородь заваливается, не выдержав своего преклонного возраста.

  Лучше слов только фотографии могут рассказать о зимнем спокойствии и тишине этой карельской деревеньки, лишь изредка прерываемых лаем деревенских собак.

  В планах на сегодняшний день у нас еще числилась рыбалка, поэтому после 2-часовой прогулки по деревне и обеда на турбазе мы побежали на озеро. 3 часа дня, солнце уже склоняется к горизонту, а тупой бур, выданный нам на турбазе, никак не хотел делать свое дело. Через полчаса мучений была пробурена лунка, насажен замерзший мотыль и пойман маленький глупый ершик, глаза которого были полны такого искреннего удивления, что мы сразу его отпустили. Больше никто не возжелал пойматься, да и темнеть начало…Мораль: берите на рыбалку свои, проверенные инструменты. Остаток вечера мы провели в баре турбазы за дегустацией морошковой настойки и поеданием калиток – национального карельского блюда из ржаной муки с начинкой из картофельного пюре или пшена.


На следующий день нам предстоял отъезд…


5 января. Проснувшись по будильнику немного раньше, чем было нужно, мы побежали в лес. Я очень хотела найти и сфотографировать заячьи следы, чего не сделала в предыдущие дни, хотя такая возможность была, а Леша – найти веточку можжевельника для поделок. Следы зайца нашлись и были неоднократно сфотографированы, а вот ветки можжевельника нужной толщины не было обнаружено, и решено было взять сосновую.


Попрощавшись с турбазой, которая за эту неделю стала нам почти родной, мы загрузились в микроавтобус и поехали в зоокомплекс «Три медведя», находящийся в 40 километрах от турбазы (и в 60 километрах от Петрозаводска соответственно).



В зоокомплексе "Три медведя"



Животинки встретили нас по-разному – медвежата выпрашивали сахар и длинными ловкими языками слизывали сладкие кубики с наших ладоней; брали у нас кусочки черного хлеба, но не ели его, а играли, как шайбой. Лосихе Машке вообще все было до фонаря – она даже не соизволила встать из сугроба, чтобы мы смогли увидеть ее во весь рост. Черный хлеб, привезенный специально для нее, был роздан другим обитателям зоокомплекса – песцам







и взрослым медведям. Волк, как и лосиха, скромно отказался от нашего угощения.


В числе прочих животных в зоокомплексе есть мишка – бывший циркач, когда-то не поладивший с дрессировщиком. В открытом вольере он старательно вставал на задние лапы и выпрашивал угощение – на лету ловил печенюшки и куски хлеба.






Молодой кабанчик с остервенением тащил на себя кусок хлеба через решетку, пока я пыталась его сфотографировать. К сожалению, мороз и нехватка времени заставили нас покинуть зверушек и отчалить в Петрозаводск на микроавтобусе.


Водитель привез нас в гостиницу «Невская», где мы пообедали, кинули вещи и побежали в Дом Куклы, который, как мы надеялись, еще не закрылся. До поезда у нас оставалось два часа, и мы хотели провести это время с пользой.


Дом Куклы был основан художницей Татьяной Калининой в 1999 году, а в2001 году она умерла. Ее дело продолжает старшая дочь Маша, а помогают ей в этом другие творческие люди – дизайнеры и художники. В Доме Куклы три зала. Первый зал – экспозиция «Кижские домовые» - здесь живут леший, кикимора, дворовая, ригачник и другие сказочные существа, в существование которых когда-то верили жители Карелии (а кто-то, возможно, верит и до сих пор!).



Я и Кощей Бессмертный в Доме Куклы



Второй зал я условно назвала «сборная солянка» - здесь куклы для спектаклей, куклы-портреты, авторские куклы разных дизайнеров и всякие милые существа, изображающие букашек и червячков, сидящих и висящих в самых неожиданных местах зала. В третьем зале – игрушки на продажу всевозможных размеров и расцветок, а также традиционные карельские куколки-обереги. Мы прикупили милого лохматого домовенка, сидящего в лапте, и подкову из бересты с колокольчиком. В этом же зале для посетителей готовится экспозиция по мотивам известного карельского эпоса «Калевала». Нам сказали, что до лета она точно будет готова. Кукольные эпические сценки выглядят совсем как настоящие, у каждой – своя история, и невозможно было их не сфотографировать.


В Дом Куклы мы пришли за десять минут до закрытия, но нас очень мило встретили и разрешили осмотреть все залы, а также ответили на наши вопросы про некоторых кукол. Девушка, которая с нами общалась, и оказалась дочкой Татьяны Калининой. Когда Дом Куклы закрывается для посетителей, она остается и работает в мастерской. Жаль, у нас было слишком мало времени – мы бы обязательно взяли экскурсию по галерее и послушали рассказ про духов Карелии, которые материализовались с помощью добрых рук кукольных дизайнеров. С самыми теплыми чувствами мы покинули гостеприимный Дом Куклы, забрали вещи из гостиницы и поехали на вокзал.


До свидания, Петрозаводск! До свидания, Карелия! Ждите нас в гости снова!


?

Log in

No account? Create an account